Главные события
в комментариях экспертов
8 ноября 15:41 2021 г. Политика

СПЕЦПРОЕКТ: ВЫБОРЫ-2021. Послесловие

Выборы депутатов Госдумы VIII созыва прошли 17—19 сентября 2021 года. Они прошли по смешанной избирательной системе: по партийным спискам (225 депутатов) и одномандатным округам (225 депутатов). В семи регионах России, наряду с обычным, прошло также и дистанционное электронное голосование, в том числе и в Москве. О том, как было организовано это голосование, насколько оно было удобным и легитимным, что еще необходимо доработать или изменить - рассуждают российские политологи, политтехнгологи, общественники и другие эксперты.

Источник: предоставлено экспертом
Наталья Линдигрин
исполнительный директор АНО Институт региональных проблем
8 ноября 15:40

Голосовать со смартфона - это так удобно!

Инфраструктура избирательных участков по Москве сформировалась уже достаточно давно, поэтому те, кто голосует, понимают, куда им идти. Ну и второй момент – шло информирование от избирательных комиссий, в которых планировалась организация голосования. Поэтому в этом плане нет проблем: при желании проголосовать каждый избиратель в силах найти свой участок. Расположение – удобное, количество участков и рекламы (наружной, в соцсетях и в средствах массовой информации) – достаточное. Тот процент явки, который мы наблюдали, свидетельствует о достаточности информирования. 

По опыту моего наблюдения, действеннее всего обращения к избирателям напрямую: будь то смс-рассылка, или электронная почта, или почта России. Да, я видела, как некоторые кандидаты использовали и ее: обращались напрямую к избирателям, минуя штабы. И это было наиболее действенно. Но, конечно, нужно понимать, что механизмы донесения информации использовались те, которые проще воспринимаются той или иной категорией избирателей: если это молодежь, то смс, соцсети, мессенджеры и прочее, для более старшего поколения – это почтовые ящики, газеты… Но самое главное – это все-таки обращение кандидатов.

По поводу наблюдателей хотела бы сказать, что, со своей стороны, не слышала какого-то ущемления в их сторону. Не было жалоб, что кого-то не допустили до наблюдения или ограничили число от тех или иных партий. Полномочий у наблюдателей было достаточно, чтоб пресекать те или иные нарушения.

Про обучение наблюдателей Общественным штабом по Москве и инициативу обучения - действительно, эти курсы были очень полезные. Единственное, что могу сказать, эти курсы надо проводить как для наблюдателей офлайн, так и онлайн. Чтобы абсолютно каждый наблюдатель понимал, что происходит, должен ли он на это реагировать или не должен, в порядке ли это вещей, есть ли нарушения закона.

Тот момент, что наравне с наблюдателями от партии в выборах принимают участие наблюдатели от общественных организаций, например, от Общественной палаты Москвы, говорит об открытости выборного процесса. И о том, что Общественная палата может отправить своего наблюдателя, если посчитает нужным, на любой участок.  Это может сработать только в плюс. 

О работе столичного Общественного штаба по наблюдению за выборами  в Москве - я думаю, что все вопросы, которые были – снимались достаточно своевременно. Самый животрепещущий для многих вопрос связан с дистанционным голосованием, с подсчетом голосов. Я тоже была в этот момент в Москве и наблюдала разворачивающуюся ситуацию. На мой взгляд, те комментарии, которые давались по ходу, вполне достаточны и объемны. Но вообще, конечно, стоило информировать население задолго до процедуры проведения голосования. 

По поводу ДЭГ - я сама голосовала электронно  –  с помощью смартфона. Это же так удобно! Я была в пятницу на работе, проголосовала в числе первых, и у меня не было никаких проблем с выдачей бюллетеней, никакой задержки (читала в соцсетях, что были жалобы на задержки в полторы-две минуты).  Вся история с голосованием закончилась у меня секунд за 30. Это, безусловно, удобно и безопасно в период пандемии, поэтому совершенно правильно, что ДЭГ внедряется. Поэтому я за, чтобы как можно больше рассказывать и снимать как можно больше вопросов. 

По поводу явки избирателей - да, ДЭГ влияет, причем даже на тех, кто доселе никогда не голосовал. Вот они пришли впервые, попробовали, проголосовали, для них это удобно, они стали впервые избирателями. Думаю, молодёжь в этом процессе – вообще наши первые избиратели: допустим, они никогда не голосовали, а тут процесс так оптимизирован – для них же смартфоны вообще продолжение их, тот инструмент, который они из рук не выпускают. 

Источник: предоставлено экспертом
Наталия Елисеева
политолог, политический обозреватель
15 ноября 13:36

ДЭГ - максимально удобный инструмент

Безусловно, в плане организации вопросов никаких не было и быть не могло. В Москве действовало более 3600 участков, все они были расположены близко к избирателям, неудобств, по-моему, не было. Также была создана система мобильного голосования, чтобы каждый голосовал так, как ему больше подходит. 

О трехдневной форме голосования население было достаточно информировано заранее: информация была размещена на билбордах и других рекламных площадках. В этом году голосование за поправки в конституцию длилось неделю, и после этого опыта решили вместо однодневного голосования установить срок в три дня. Плюс эпидемиологическая обстановка в стране, нужно было развести потоки людей, чтобы все в один воскресный день не шли на участки. 

Процесс жеребьевки для формулирования бюллетеней проходил в обычном порядке, поэтому не мог быть ангажированным. В каждом регионе мотивация электората проходила по-своему. В Москве это, в первую очередь, развернутая информационная компания, акция «Миллион призов», различные конкурсы. 

Работа наблюдателей довольно сложная. Нужно понимать, что люди от и до находятся на участках, а также сопровождают надомное голосование и ДЭГ. Всегда есть небольшой процент наблюдателей, которые используют свою работу для создания прецедентов и провокаций на своих участках, но в этом году всё было, в основном, тихо и мирно. Например, в Москве три дня подряд обсуждали этого несчастного енота, забредшего на участок. Что косвенно свидетельствует о том, что избирательная кампания прошла спокойно, раз енот – главный инфоповод. 

Корпус наблюдателей подготовил довольно большое количество наблюдателей, каждая партия тоже подготовила своих наблюдателей, и кандидаты предоставляли… Тут еще зависит от того, как сами партии подошли к процессу подготовки наблюдателей. Единороссы почему-то смогли предоставить необходимое количество наблюдателей, а другие партии – нет, хотя бахвальства с их стороны было предварительно много: били себя в грудь и говорили, что у них чуть ли не полмиллиона наблюдателей на всю страну. Понятно, что таких цифр нет – это просто нереально. Но, в целом, каких-то проблем, нарушений или нехватки людей в этом году не было. А то, что наравне с наблюдателями от партий становится больше наблюдателей от общественных организаций – вообще прекрасно, это же дополнительный инструмент, дополнительные глаза, руки, более честное и прозрачное наблюдение. Чем больше объективно настроенных людей, целью которых является недопущение нарушений, тем лучше. 

Быть наблюдателем – это непросто. Это не значит, что человек пришел на участок, просто стоит в уголке и смотрит. У наблюдателей есть ряд обязанностей и полномочий. Это довольно обширные методические материалы к изучению, чтобы грамотно выстроить работу, чтобы не дай бог на этих наблюдателей не пожаловались, что они либо превышают полномочия, либо бездействуют. То есть для того, чтобы быть наблюдателем, естественно, необходимо обучение, как и для любой сложной комплексной работы, к которой надо готовиться, чтобы ни у кого потом не было вопросов. 

 В Москве в ДЭГ приняли участие порядка 2 млн избирателей. А на голосовании по конституции – около миллиона. То есть мы видим существенный количественный рост людей, которые предпочли голосовать онлайн. Значит, такой способ волеизъявления пользуется спросом, потому что он максимально удобен для людей. Во-первых, ты можешь проголосовать в абсолютно любое время из любого места: хочешь – ночью, хочешь – не ночью, хочешь утром, хочешь из Москвы или не из Москвы, если ты вдруг на отдыхе, на даче, на работе… Независимо от своей локации можно принять участие в голосовании, просто нажав несколько раз на смартфон или воспользовавшись компьютером. Не нужно идти никуда и тратить там свое время (это же тоже все отнимает время, на участке, например, уходит от 15 до 30 минут в среднем), поэтому ДЭГ - максимально удобный инструмент. Думаю, за ЭГ – будущее. Понятно, что сейчас еще пока идут определенные притирки и есть недовольные, но это нормально: недовольные есть всегда. В будущем, по-видимому, будет расширяться количество регионов, в которых предложат провести онлайн-голосование, будет активнее проходить его внедрение. Остаются вопросы по технической стороне (чтобы платформы, ростелекомовская и пр., выдерживали нагрузки) и информированию населения страны. 


 

Игорь Соболев
председатель координационного центра Монархической партии
12 января 19:06

Техническая готовность Москвы к выборам была достаточно высокая

Техническая готовность Москвы к выборам, в общем, была достаточно высокая. И уровень оборудования, и информирования, и доступности избирательных участков, и техническое качество обеспечения самих выборов находятся на высоком уровне. Все, с кем я общался, и я сам тоже, знали, что в течение трех дней будут происходить выборы. Знали, где находятся избирательные участки и в каких формах можно будет проголосовать. Люди сознательно выбирали варианты - идти ли им голосовать на участки или предпочесть электронный вариант голосования. Так что в плане техническом я бы сказал, что выборы были организованы очень неплохо.

С одной стороны трехдневное голосование объяснялось пандемией – чтобы избежать скопления людей на избирательных участках. С другой стороны, конечно, могут возникать вопросы по поводу надежности такого голосования, степени гарантированности его точности. Полной уверенности в том, что в течение этих трех дней будет обеспечена полная надежность голосов, что не произойдет каких-тот фальсификаций и подтасовок, к сожалению, нет. Но с точки зрения удобства да, конечно, удобнее  голосовать в течение трех дней. Если бы была полностью гарантирована надежность результата такого голосования, то в принципе эта практика могла бы быть неплохой.

У нас главная находка выборов – это электронное голосование. Но об этом позже. Насколько я проинформирован, в этот раз не было полноценного видеонаблюдения. Я считаю, что видеонаблюдение – очень неплохое предложение, сделанное в свое время президентом. То, что на этих выборах видеонаблюдение было реализовано не в полном объеме, думаю, конечно, минус для выборов. В остальном в принципе все было где-то в стандартных рамках. Люди уже знают, что такое голосование и как оно организовано, и в Москве, мне кажется, оно обеспечивается на высоком уровне.    

Я думаю, наблюдатели необходимы. Это одни из институтов, гарантирующих надежность и соблюдение законодательства в процессе выборов. Чем больше будет наблюдателей, тем лучше будет для надежности избирательной кампании. Это институт нужный, необходимый, он должен существовать и поддерживаться.

Наблюдателям нужно проходить  специальное обучение - здесь я полностью согласен. Считаю, что в принципе наблюдателей на выборы можно допускать любых, но если наблюдатель будет подготовлен, будет надлежащим образом знать процедуры, законодательство, хорошо себе представлять процесс выборов, это только улучшит качество его работы и повысит достоверность и качество выборов. Эта практика правильная, однако она не должна становиться барьером на пути допуска избирателей. С одной стороны, нужно стимулировать процесс обучения наблюдателей, но с другой – не использовать это обучение как механизм отсечения каких-то людей от возможности стать наблюдателями на выборах.

 

Дистанционное электронное голосование (ДЭГ) удобно. Но главный вопрос, который сразу возникает, это гарантированность соблюдения истинного волеизъявления избирателей, надежность этой процедуры. Я знаю, что многие люди, сомневаясь в процедуре ДЭГ, пошли на участки, чтобы проголосовать бюллетенями, чтобы воспользоваться традиционным способом. И второй момент – мы знаем, что результаты электронного голосования и голосования физического, то есть на участках, расходятся. Вероятность того, что электронное голосование могло быть не вполне чистым с точки зрения точности результатов тормозит возможность широкого применения этой технологии и многих людей вводит в сомнение. Если будет обеспечен механизм контроля точности и надежности голосования, то конечно, оно было бы более удобным. И, наверное, в перспективе за этой технологией будущее. 

ДЭГ явно увеличивает явку молодежи, вообще избирателей на выборы. Это перспективная технология. 

Источник: пресс-служба Мещанского муниципального округа
Александр Закускин
сопредседатель общественного движения «Россия выбирает», глава Мещанского муниципального округа г. Москвы
8 ноября 15:48

На выборах 2021 стало заметно больше наблюдателей от общественных организаций

Москва — один из немногих субъектов, чья инфраструктура позволяет обеспечить доступ к выборам маломобильным гражданам и в целом доступность избирательных участков. Выборы прошли на высоком уровне и в плане информирования, и в плане доступности и качества участков, помещений, в которых они расположены. Москва — один из регионов-лидеров, где все действительно организовано очень хорошо. Информирование граждан было вполне достаточным, хватало и билбордов по всей Москве, и рекламы на телевидении, радио, в интернете, так что даже слепой и глухой были в курсе.

По поводу формирования самих бюллетеней никаких вопросов к Московской избирательной комиссии быть не может. Поскольку выборы в этом году федеральные, по требованиям закона бюллетени формируются Центральной избирательной комиссией после жеребьевки. Заявилось тридцать кандидатов — в бюллетене будет тридцать, значит, он будет побольше. Если пятнадцать — то бюллетень в два раза меньше. Зависит от того, сколько кандидатов прошли регистрацию. Комиссия работает в рамках закона, а законом установлен перечень информации, которая содержится в избирательном бюллетене.

На мотивацию электората, в частности на участие в электронном голосовании, как показывает социология, сильно повлияла лотерея, организованная Московской торгово-промышленной палатой. Такой подход показал себя эффективным, мотивирующим, и я думаю, существенная доля избирателей в Москве, которые предпочли дистанционное электронное голосование, безусловно, сделали это благодаря лотерее.

Работа наблюдателей в этом году сильно усложнилась в связи с увеличением количества дней голосования. Достаточно тяжело качественно проработать даже один день, ведь работа наблюдателя начинается еще до открытия избирательного участка и заканчивается только после завершения подсчета и составления итогового протокола. В среднем рабочий день наблюдателя длится двенадцать — пятнадцать часов. А тут добавляются еще два дня голосования. Безусловно, тяжело было набрать наблюдателей на пятницу, поскольку это рабочий день. Не все кандидаты смогли найти наблюдателей на все три дня и закрыть все свои потребности, но в целом наблюдатели справились неплохо. В плане полномочий все осталось по-прежнему, последние несколько лет законодательство на этот счет не менялось. Я знаю, что очень многие кандидаты и партии, желающие осуществлять наблюдение за выборами, как-то контролировать их ход, чаще назначают в комиссию не наблюдателей, а членов с правом совещательного голоса — у них немного проще доступ на участок и шире полномочия.

Также в этом году стало заметно больше наблюдателей не только от партий и кандидатов, а и от общественных организаций. На мой взгляд, чем больше наблюдателей, тем лучше, вопрос только в их качестве. Безусловно, наблюдатели должны проходить подготовку и понимать, что они делают на избирательных участках. Нам встречались и подготовленные, квалифицированные наблюдатели, например, от Общественной палаты, и люди, которые пришли ради галочки, просто посидеть. Так что я бы в первую очередь говорил о качестве, а не о субъекте выдвижения: от одного и того же субъекта могут быть и хорошие наблюдатели, и плохие. Задача, мне кажется, в том, чтобы улучшать подготовку наблюдателей, их мотивацию. Одна из основных проблем, с которыми мы сталкиваемся, это поддержание наблюдательского сообщества в течение всего года. Тяжело держать качественную, профессиональную команду, которую ты подготовил, в течение года, а не собирать ее к единому дню голосования.

Переходя к электронному голосованию, скажу, что для кого-то это удобно, для кого-то нет. У нас большая страна, у меня есть опыт наблюдения как в Калининградской области, так и в Магаданской области. У избирателей должно быть право выбора, они должны сами решать, и нельзя полностью отказываться от того или иного вида голосования. Кому-то удобно голосование через смартфон, кому-то удобно пойти на избирательный участок и проголосовать традиционным методом, особенно если говорить о труднодоступных сельских территориях. Наблюдая даже в Калининградской области, а тем более, например, в Томской области, в населенных пунктах на расстоянии 150–200 километров от Томска, мы поняли, что для многих граждан поход на выборы — это некий «выход в свет», возможность общения внутри села, может быть, не совсем праздник, но некое социальное событие. И в таких населенных пунктах отменять традиционные выборы и вводить вместо них электронное голосование, тем более учитывая зачастую плохое качество интернета, ни в коем случае нельзя. А для жителей больших городов электронное голосование действительно может быть удобнее, хотя для избирателей старшего возраста все-таки предпочтительней голосование традиционным способом.

Отдельный вопрос — защита прав избирателей при использовании ДЭГ. Пока что я считаю, что нужно продолжать исследования, тестировать этот способ, но ни в коем случае не подменять им традиционное голосование. Этот способ надо развивать, чтобы он был более открытым. Надеюсь, что ЦИК продолжит работу с экспертным сообществом и мы донесем до них свои соображения о плюсах и минусах электронного голосования. Есть еще что обсуждать, есть над чем работать. Как говорится, нет предела совершенству.

 

Источник: предоставлено экспертом
Олег Иванов
руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов
8 ноября 16:20

Доступность ДЭГ однозначно повлияла на размер явки избирателей, и весьма позитивно

Эти выборы отличались тем, что голосование проходило три дня, и это было впервые, когда такая практика применялась к голосованию в Госдуму. 

Комиссия на участках работала все три дня с утра до вечера, и это было сложно психически и физиологически. Но  три дня повышают явку, защищают конституционные права граждан, людям это удобнее.

Все бюллетени сформированы в соответствии с законом. Все требования прописаны в федеральном законе, и об основных гарантиях избирательных прав, и в законе о выборе депутатов в Госдуму. Так что никаких проблем не было.

Касательно работы корпуса наблюдателей - палок в колеса наблюдателям практически не ставилось. Если раньше бывали инциденты, когда и полиция выводила наблюдателей с участков, и были претензии в духе «вы там не стойте», то в этот раз все прошло гладко. Случаи фальсификаций были единичными, и, в основном, не по Москве. Вбросов все меньше и меньше.

С точки зрения трехдневного голосования находиться три дня с утра до вечера (и при подсчете голосов) – это физически достаточно тяжело. Но, за счет коммуникации между собой, наблюдатели друг другу помогали, подменяли друг друга, договаривались. 

Обучение наблюдателей перед выборами - я считаю, что это здравая мысль. Были свои семинары и у кандидатов, и у партий, и в итоге представители общественной палаты вполне эффективно себя показали. Людям нужны были эти знания, так что обучение – хорошая идея. 

Общественные палаты, институты, организации – составляющая часть гражданского общества. Оно должно контролировать процесс не только с позиции узкопартийных интересов, но и с общегражданских в целом. Поэтому независимые наблюдатели – хорошая идея, которая появилась не так давно. Они более объективны, потому что у них нет узкопартийных целей. Хотя, возможно, и  минус в том, что нет какого-то конкретного интереса. Но гражданское общество у нас явно зреет и развивается. 

Голосовать по смартфону - безусловно, это прекрасная вещь. Мы все больше переносим наше общение из реального в онлайн, в том числе с институтами власти. Активно развивается система gosuslugi.ru, там появляется все больше возможностей и больше услуг переводится в электронный вид. И это очень удобно. 

Доступность ДЭГ однозначно повлияла на размер явки избирателей, и весьма позитивно. И в других регионах в том числе.

Источник: er.ru
Дмитрий Абзалов
Президент Центра стратегических коммуникаций
8 ноября 16:13

Основной массив наблюдения представила Общественная палата

Следует отметить, что у нас это первые парламентские выборы, в которых было трехдневное голосование.  До этого было голосование по поправкам в Конституцию. Ситуация аналогичная, но был единый день голосования. Плюс ко всему, произошло некоторое смещение самих сроков. Поэтому важнейшим фактором было  с одной стороны проинформировать что три дня длится голосование, а с другой – соответственно то, что оно проходит. Информирование происходило достаточно умеренным образом. 

Сейчас основная задача Москвы заключалась – за счет чего Москва и выиграла – в дистанционном электронном голосовании. Конкурс «Миллион призов» был как раз в интернете, в ДЭГе.

О наблюдателях - у нас достаточно большое количество политических организаций, то есть партий,  участвовало в избирательной кампании. Если раньше необходимо было обеспечить один день работы наблюдателей, то сейчас нужно было обеспечить уже три дня работы наблюдателей. Нужно было разобраться, что такое электронные системы, некоторые аспекты, связанные, например, с сейф-пакетами – то есть там появилось очень много разных моментов, которых раньше не было, и конечно, наблюдателей потребовалось форсированно обучать. Например – где хранятся голоса, как они передаются, когда распечатываются, как человек может отдать свой голос, в какой форме – много чего появилось за счет электронной системы, трехдневного голосования. Эти новые аспекты приходилось наращивать.

При таком количестве дней голосования  и на фоне количества участков необходим большой корпус наблюдателей, который централизованно обучен. Если брать вообще в общероссийском плане, то основной массив наблюдения представила Общественная палата, а политические организации из-за объемов полностью закрыть вопрос не смогли. У них не хватает на все округа в отдельных субъектах. Это требует внимания общественных организаций. Другое дело, чтобы эти сегменты были каким-то образом дистанцированы. Наблюдатели от Общественной палаты и до этого были, например, на голосовании по поправкам к Конституции. Три дня – это в три раза больше наблюдателей при том же количестве избирательных участков.  Соответственно, совсем другие вызовы. У нас централизованно ни одна партия наблюдателей не готовит.  

Общественный штаб по наблюдению за выборами в Москве проводил обучение наблюдателей, вообще это надо делать, но этим должны заниматься и партии, потому что они прежде всего должны отстаивать свои позиции на избирательных участках. 

Необходим высокий уровень IT. Чтобы понять, как происходит высчитывание, каким образом происходит ввод данных, когда он происходит,  это очень важный фактор с точки зрения организации.

На самом деле в Москве  важнейшим фактором  было правильное понимание того, что происходит непосредственно в стыке офлайна и онлайна. Необходимо было объяснять вещи очень сложные. Например, отдельно был сформирован участок, который наблюдал за нодой, и отдельно было классическое традиционное наблюдение.  И там, и там необходимо правильно довинчивать процесс. И то, что каким-то хабом для единой платформы,  для формирования технологического процесса может стать субъект – это вполне возможно. Только необходимо, чтобы там были представлены все политические организации. Необходимы какие-то единые системы.

Источник: пресс-служба ОПРФ
Максим Григорьев
председатель Координационного совета по общественному контролю за голосованием при ОПРФ
9 ноября 18:13

Организация выборов носит в Москве образцовый характер

На мой взгляд, организация выборов носит в Москве образцовый характер. И избирательные участки хорошо работают, и оповещение о самих выборах проведено: на каждом доме была информация о том, где можно проголосовать. В интернете также вся информация была, в этом плане нет никаких нареканий. Естественно, невозможно все сделать идеально, люди – не роботы и это понятно. 

Кстати, нам есть с кем сравнивать. Недавно прошли выборы в Берлине. Казалось бы, немцы и их уважение к порядку всем известно, но настолько отвратительно у них все было организовано, что после выборов руководитель избирательной комиссии Берлина ушла в отставку. Там были огромные очереди, не хватало бюллетеней, допускались ошибки. Многие не могли проголосовать, либо наоборот, голосование продолжалось уже после официального закрытия участка и публикации данных экзит-поллов. Сравнивая Берлин с Москвой, можно уверенно сказать, что выборы в Москве были организованы образцово.

Плюсы трехдневного голосования по сравнению с однодневным огромные, и об этом говорят сами избиратели. У нас в каждом регионе были организованы общественные штабы, в Москве – Общественный штаб Общественной палаты Москвы, так что практически везде мы видим обратную связь. Это удобно прежде всего для самих избирателей – они благодарят, потому что у многих появилась возможность отпроситься на работе в пятницу и пойти проголосовать, а суббота и воскресенье были свободны. То есть фактически для них получилось три выходных дня. А самое главное – они сами выбирают время, когда им голосовать, конечно, это намного удобнее, не говоря уже об электронном голосовании.

 

Как обстояло дело с наглядной агитацией и информированием о выборах - оно было организовано показательно. Понятно, в значительной степени сказалось то, что Москва – это крупный регион с эффективной городской властью, обладающей соответствующими финансовыми ресурсами. Другие регионы такими возможностями, может быть, не обладают. Но конечно, велик вклад и самой избирательной комиссии. Вспомним Берлин - понятно, что там тоже есть, наверное, финансовые средства, но недавние выборы там были организованы откровенно плохо, и очень хорошо - в Москве. 

Первое, что надо сказать о работе наблюдателей в Москве– всем нашим независимым общественным наблюдателям по всем регионам в условиях трехдневного голосования работать было непросто и тяжело. Это надо понимать. Но это волонтерская активность гражданского общества. Люди приходят участвовать по призыву Общественных палат регионов, и участвуют каждый раз уже давно. Наблюдатели есть и в Москве, и в других регионах, они присутствуют практически везде и работают достаточно активно. Есть также наблюдатели от кандидатов и партий, в Москве их более чем достаточно. Поэтому что касается наблюдения за выборами в Москве – здесь все организовано на очень высоком уровне и мы всем регионам рекомендуем использовать этот московский подход.

Доверие к независимым общественным наблюдателям больше, чем к наблюдателям от партий и кандидатов. Понятно с чем это связано принципиально – с самого начала наблюдатели от партий и кандидатов ангажированы, их интересует только вопрос их партий или кандидатов. Независимых наблюдателей интересует соблюдение закона, они носят нейтральный характер. В наблюдении принимают участие по всей стране более 2000 общественных организаций. Я как председатель Координационного совета по общественному контролю за голосованием при ОПРФ, подтверждаю, что доверия к нашим наблюдателям везде больше, чем к наблюдателям от кандидатов.

Мы всем рекомендуем наблюдать за выборами согласно «золотому стандарту», разработанному Общественной палатой РФ. Это доскональный перечень, в котором учтено все, что только можно, касательно контроля по всем трем дням голосования. У Общественной палаты Москвы был свой вариант, достаточно похожий на наш. Обучение происходило в соответствии с этими методиками наблюдения, а также давались азы юридических знаний, чтобы люди понимали, что и как происходит, и как нужно делать по закону.

Что хорошего в дистанционном электронном голосовании (ДЭГ) - в некоторых странах есть голосование по почте. Это возможность для массовых фальсификаций, которые мы видели, например, в США, и которые вызывают недовольство участников избирательного процесса. Более 30% жителей Соединенных Штатов уверены, что последние выборы президента фальсифицированы, и во многом это вина голосования по почте. Избирательные бюллетени присылали не только живым, но и умершим людям, и даже не людям вообще. Хрестоматийными стали примеры, когда документы заполняли на клички каких-то собачек, и по этим адресам присылали бюллетени. Так что голосование по почте – мощный канал фальсификации выборов.

Дистанционное электронное голосование – это совершенно другое. В федеральной Общественной палате у нас была нода блокчейна, мы проверяли федеральную систему электронного голосования. Мы понимаем, что за дистанционным электронным голосованием будущее, и знаем, что ДЭГ имеет даже более безопасный характер, чем физическое голосование. Защита электронного голосования более серьезная в силу математических законов и самого механизма, чем голосования  бюллетенями. 

Я сам голосовал электронно, потому что это удобно. Очень много людей тоже голосует электронно, успех ДЭГ виден по тому, какое большое количество избирателей в Москве проголосовало. Очевидно, что если бы избиратели не доверяли ДЭГ, то они либо вообще не стали бы голосовать, либо голосовали бы с помощью бюллетеней. 

Беспрецедентно большое количество людей проголосовали электронно в Москве. При этом надо понимать, что в Москве некоторые группы населения не доверяют государству, находятся на достаточно критических позициях, причем больше всего их, наверное, как раз в Москве, если брать по стране в целом. Если при всем этом записалось и проголосовало настолько большое количество людей, это означает, что люди ДЭГ доверяют. А поскольку и доверие есть, и голосовать стало удобно, все это увеличивает количество голосующих на выборах, это улучшает демократию и делает ее более устойчивой. 

Источник: предоставлено экспертом
Илья Гращенков
генеральный директор Центра развития региональной политики
9 ноября 18:19

Электронное голосование показало себя вполне удобным

Избирательные участки в Москве на протяжении десятков лет традиционно располагаются в одних и тех же местах. Большинство участков размещаются в школах, из-за чего прерывается учебный процесс и потом приходится убирать комнаты, так что, возможно, было бы удобнее организовывать выборы, например, на Почте России. А в целом участки были расположены удобно, хотя, конечно, встречались места, где люди не могли найти свой участок. Все отмечают, что эти выборы были организованы на достаточно неплохом уровне — в честности выборов сомневаются, а к организации вопросов нет.

По поводу информирования населения о трёхдневном голосовании. Люди вообще очень мало фиксируются на теме выборов — многие даже о кандидатах узнают только на самом участке. Люди в принципе знали, что будут выборы и какое число последнее, а что можно прийти заранее, не очень понимали даже самые информированные. Некоторые даже опасались идти, потому что не понимали, что это такое. Так что уровень информирования нужно поднимать, даже сама формулировка «многодневное голосование» не была достаточно расшифрована для избирателей. Надеюсь, что в дальнейшем этот формат всё-таки будет отменен и произойдёт возврат к единому дню голосования. Как показала практика, в первый день голосуют в основном одни бюджетники, и в итоге в первый день лидирует одна партия, потом рейтинг обваливается и так далее. Это, наверное, не совсем правильно. Но если эта практика всё-таки сохранится из-за коронавирусных ограничений и прочего, то надо разъяснить людям, что многодневное голосование — это не досрочное голосование. Хотя, конечно, люди всё равно очень мало времени и внимания уделяют выборам. И если человек готов прийти на выборы, то надо всячески его стимулировать и очень доступно объяснять, что есть определённый день, в который надо прийти. И, если подходить серьёзно, нужно разрабатывать целую информационную концепцию, чтобы продвинуть многодневное голосование.

К формированию бюллетеней особых претензий нет. Места кандидатов в списке определяются жеребьёвкой, это вполне справедливая процедура. Вопросы могут быть разве что к длине бюллетеня: если кандидат волею судеб попал не в первую пятёрку, а оказался, скажем, пятнадцатым, до него могут просто не дойти или рассеянный избиратель не найдёт нужную партию — такое случается. Какие могут быть предложения? Может быть, сделать бюллетени более яркими, чтобы избиратель мог ориентироваться по цветам. Или наоборот, как в Израиле: там в бюллетенях запрещены логотипы и используются только буквы иврита. В общем, в мире существуют и применяются разные методы, чтобы люди могли найти в длинных бюллетенях нужных кандидатов.

Что касается мотивации избирателей, призывов избиркома прийти проголосовать — мотивация может быть пассивная и активная. Пассивная — упор на исполнение гражданского долга и так далее. Активная — если избиратель чувствует, что государство движется куда-то не туда и он может прийти и изменить положение вещей. В обоих случаях важно не создать ощущения предрешённости, безысходности, того, что голос избирателя не важен. 

Что касается школы наблюдателей, организованной в этом году общественным штабом наблюдения, — это стандартная практика: перед выборами все штабы тренируют своих наблюдателей. Вопрос в том, чему их учат: тихо сидеть и не мешать, или, наоборот, раздражать и блокировать работу комиссии, или действительно фиксировать нарушения. Нужно смотреть, какие у кого программы. В общем-то, каждый штаб преследует свои цели и фиксируется на нужных ему задачах. Что касается общественного штаба — тут мне кажется очевидным, что наблюдателей в первую очередь настраивали на работу, которая не мешала бы комиссиям. 

Электронное голосование показало себя вполне удобным и было бы ещё удобнее, если бы не требовалось предварительной подачи заявления и можно было бы проголосовать, просто войдя на «Госуслуги» и потратив две секунды. ДЭГ, безусловно, может повлиять и на размер явки: сегодня мы видим, что даже пожилое население и другие граждане, которые раньше не пользовались компьютерами, уже обзавелись планшетами и смартфонами, и при должной организации процесса явка могла бы вырасти до семидесяти — восьмидесяти процентов против нынешних пятидесяти. Очевидно, что электронное голосование будет внедряться и далее, а традиционная форма «голосования ногами» будет сохраняться, как объездная дорога при платной трассе, для небольшого количества участков, куда можно будет прийти, если человек уж совсем как Агафья Лыкова из Сибири. Но пока что эта технология не может быть в полной мере распространена.

Источник: предоставлено экспертом
Арсений Щельцин
гендиректор АНО "Цифровые платформы"
9 ноября 18:26

Чат-боты стали частым инструментом для таргетированной, массовой или точечной коммуникации

По организации избирательного процесса в Москве: в городе было достаточно избирательных участков, и они были удобно расположены. А вот по информированию населения о трехдневном сроке голосования: я бы, чтобы не было путаницы, предложил тогда не писать везде про единый день  голосования, 19-е число.

По поводу бюллетеней, по-моему, не было каких-то визуальных трудностей.

По поводу мотивации населения - чат-боты стали постоянным инструментом для таргетированной, массовой или точечной коммуникации.  Были сайты, было много соцсетей у кандидатов, слабые оппоненты или менее настроенные на молодежную аудиторию кандидаты по сути толком не вели никаких социальных сетей. Из каких-либо дополнительных технологий применялись разные системы более точечной работы с территорией, но я не заметил, что это стало суперпрактикой.

Не хватало по сути работы с гражданином как с клиентом,  то есть цикл от формирования воронки до обработки запросов граждан, исполнения статусов и т.д. Наверно, потому что не так много округов одномандатных, в первую очередь одномандатники занимаются этим, соответственно это требует и финансов, и, на мой взгляд, такая централизованная для кандидата и округа система позволит не только единоразово собрать электорат, чтобы избраться, но и постоянно держать руку на пульсе и работать со всеми средами одновременно в онлайне, а не только с теми, с кем получится.

По поводу наблюдателей, есть разные наблюдатели, есть разные пути развития, прокачки, образования, разные задачи. Все пытаются укрепить свои позиции, получить больше возможностей, чтобы заметить какое-то нарушение или ограничить какие-то слухи, мифы, фейки.

Я замечал ограничения некоторых кандидатов, но возможно эти ограничения были связаны с неграмотностью избирательного права или с какой-то работой избирательных комиссий на местах, а наблюдатель не мог де-юре ответить. Но в целом касательно наблюдателей особых проблем не видел.

На мой взгляд, общественные обучения наблюдателей должны строиться так – материалы должны формироваться, исходя из наиболее популярных запросов, и должны закрывать все вопросы к процессу наблюдения, не только те, которые возникают у власти, но и те, которые возникают у оппозиции. Эти материалы должны находиться в открытой форме, с возможностью каждому пройти такое обучение вне зависимости является ли он наблюдателем от этой структуры.

То, что появляются наблюдатели не только от партий, но и от общественных организаций, как, например, от Общественной платы Москвы, я думаю, это только хорошо: чем больше разных профильных организаций, экспертных не только в сфере отстаивания голосов своей партии, но и способных поддержать общество, тем лучше. Я думаю, что тут только плюс, главное чтобы эти люди были компетентными и объективно относились к ситуации.

По поводу электронного голосования – технически удобнее отдать голос с компьютера, с телефона, заранее зарегистрировавшись. Я считаю, что используют систему дистанционного голосования те люди, которые до этого очно ходили на выборы. И какие-то люди, которые хотели дойти, но не доходили.

По поводу возможности переголосования – выборы представителей, депутатов местного, федерального, регионального значения – это не выбор молока для каши на утро,  человек должен складывать все мысли, и если он идет на выборы, он должен сознательно понимать, почему он поддерживает того или иного кандидата, если он голосует от балды, то пусть тоже зафиксируется за один раз. 

Другое дело – завершение процедуры голосования в случае технического сбоя. Если я подхожу к квартире и вставляю ключ в замок, и мне вдруг позвонили – это ключ же из руки не пропадает, он остается в замке. Просто гражданин может быть занят, государство не имеет возможностей остановить время, пространство, чтобы человек только этим вопросом занялся. Такая вероятность есть, что человек отвлечется на пару минут, и закончится, допустим, сессия на сайте, надо будет заново входить. На мой взгляд, это нормально.

В каком-то параллельном мире,  я не вижу никаких проблем для полной открытости голосования до такой степени, что в режиме онлайн видны сразу результаты выбора. Проголосовало 10 человек – и понятно, что эта группа пошла в такую-то сторону.

Источник: предоставлено экспертом
Денис Меркулов
политолог, профессиональный юрист по гражданскому и уголовному законодательству
10 ноября 13:48

Москва подошла к организации выборов эталонно

В этом году в Москве голосование было построено иным образом, то есть мы столкнулись с тем, что выборы будут три дня. Это было сделано по разным причинам, для удобства избирателя, в том числе, ну и, конечно же, у нас была возможность в Москве проголосовать электронно, что тоже очень удобно. Конечно, власть старается сейчас сделать выборы удобными. И, конечно, Москва с Собяниным, к нему можно по-разному относиться, но они шли впереди всех в этом направлении, подошли эталонно. 

Трехдневное голосование удобно потому, что кто-то не может проголосовать в один день, зато может в другой. В Москве концепция голосования была построена таким образом, что всех просили голосовать электронно. То есть через госучреждения, через каких-то знакомых, через партийные ячейки старались людей отправлять голосовать дистанционно. Это понятно, потому что есть риск коронавирусной инфекции, то есть мы не знаем, придем и можем заболеть. Это и нагрузка на эти избирательные комиссии. Эпидемиологическая общая обстановка. Тем не менее, эти три дня, то есть не нужно бежать, мягко говоря — вот у тебя есть день и ты должен успеть кровь из носу - не всем это было удобно. Это, безусловно, удобно для избирателя и, конечно, очень удобно для кандидатов.

Конечно, наблюдателей надо готовить. Избирательное законодательство — это очень серьезно, в избирательном процессе очень много нюансов, связанных с надомным голосованием, с проверкой заявлений, с актами, с заполненными реестрами. Я скажу больше, я участвовал неоднократно в выборах, даже я всего не знаю. Это очень серьезный процесс. 

Об электронном голосовании: это очень удобно, я сам голосовал электронно. Безусловно, надо идти в сторону дистанционного голосования. Но хотелось, чтобы это было понятно, чтобы был доступ, чтобы это можно было проверять. Я думаю, мы идем к этому.

ДЭГ способно повлиять на размер явки в положительную сторону. Есть люди, которые просто не ходят на избирательные участки. А тут на госуслугах нажать несколько кнопок, предварительно зарегистрировавшись, никаких нет проблем. Конечно, это только положительно.

 

Источник: пресс-служба МПГУ
Владимир Шаповалов
политолог, замдиректора института истории и политики МПГУ
11 ноября 11:26

Трехдневка имеет все шансы закрепиться в качестве основной базовой формы голосования

Готовность Москвы к выборам оцениваю нормально, позитивно. Что касается количества участков и их доступности, то здесь никаких проблем особых я не вижу, в принципе, все в зоне шаговой доступности, ну, насколько я знаю, я не знаю ситуацию в Новой Москве, но думаю, что она не сильно отличается от основной территории Москвы. Что касается оборудованности участков — никаких претензий нет, что касается информированности граждан о выборах тоже, здесь хочу подчеркнуть, что информации не о предвыборной агитации, а именно информирования граждан о проведении выборов — здесь более чем достаточно и никаких проблем здесь не возникает.

Я вижу множество плюсов в трехдневном голосовании и в принципе отношусь к тем, кто приветствует эту систему. Первый плюс — ковидный, это условия пандемии, соответственно трехдневное голосование позволяет развести людские потоки, предотвратить скопление, минимизировать социальные контакты и, конечно, это большой плюс. Но помимо ковида, я думаю, что трехдневка имеет все шансы закрепиться в качестве основной базовой формы голосования, поскольку она удобна с точки зрения интересов граждан. То есть, если мы рассматриваем избирательный процесс как процесс для граждан, для избирателей, то для избирателей это чрезвычайно удобная опция, поскольку три дня позволяют варьировать свой график, тем кто хочет, например отдохнуть в выходные дни. Многие москвичи имеют возможность выехать за город и имеют такие потребности, такие привычки. Сентябрь — еще теплый сезон, поэтому наличие трех дней позволяет гражданам безболезненно отдохнуть. Даже если речь идет не о загородном отдыхе, а о том, чтобы провести время с семьей. 

Второе — существует множество избирателей, которые работают в разное время, не обязательно это пятидневка, которые учатся в разное время, в субботу и воскресенье могут быть заняты. Таким образом, трехдневка позволяет этим гражданам принять участие в выборах. Отсюда я вижу плюс не только для граждан, но и для государства. Третий тезис — демократические процессы, поскольку наличие инвариативности в днях голосования позволяет прийти на участок большему числу избирателей и, следовательно, повышает легитимность выборов, поскольку количество проголосовавших становится выше, чем по однодневке. 

Узкие места, над которыми нужно работать: дополнительная нагрузка на избирательные комиссии, на кандидатов, их доверенных лиц, на наблюдателей, но я не считаю это серьезной проблемой, поскольку все-таки во главу угла нужна ставить интерес избирателя, он главный, а не кандидат. И в этом смысле трехдневка — это вызов, это, прежде всего необходимость партиям и кандидатам мобилизовать ресурсы, потребность иметь длинную скамейку, что касается наблюдателей и членов с правом совещательного голоса и просто участников выборов от партий, что это означает? Если партия или кандидат заявляет о своих серьезных претензиях, то у партии или кандидатов должно быть достаточное количество волонтеров, которые готовы выступить в роли наблюдателей от этой партии. И напротив, если партия начинает сетовать на то, что ей не хватает наблюдателей на то, чтобы закрыть ими все три дня, то возникает резонный вопрос - на что вообще рассчитывает эта партия, насколько она состоятельна, если она даже не может набрать необходимое количество волонтеров на покрытие избирательных участков. Очевидно, что это свидетельство того, что у такой партии нет серьезной электоральной поддержки, а следовательно эта партия серьезных целей перед собой не ставит. Поэтому хочу еще раз подчеркнуть, что здесь я вижу массу достоинств, плюсов и практически не вижу непреодолимых проблем.

О наблюдателях от общественных организаций: исключительно положительно оцениваю. С 2018 года у нас существует официальный институт общественного наблюдения, хотя понятно, что наблюдатели от тех или иных общественных структур были и раньше, но они шли, как партийные, как наблюдатели от кандидатов. Теперь есть уникальная возможность создания  института общественного наблюдения, что под эгидой общественных палат и происходит. Я рассматриваю этот процесс исключительно как позитивный, и хочу подчеркнуть, что институт общественного наблюдения принципиально отличается от партийного наблюдения. В чем разница? Партийный наблюдатель, наблюдатель от кандидата априори лицо заинтересованное, ангажированное. То есть у него есть заказчик, есть политическая сила, интересы которой он защищает и при прочих равных он будет на стороне своей  партии. Общественный наблюдатель — лицо не ангажированное, это наблюдатель, который находится на стороне избирателя, а не какой-то политической силы. В этом существенная разница. И поэтому я считаю, что институт общественного наблюдения — это позитивное начало, за ним будущее. И думаю, что он будет развиваться. Кстати, в этой связи хочу подчеркнуть, что было бы неплохо, если бы студенты, прежде всего студенты юристы более активно формировали ряды общественных наблюдателей, поскольку это хорошая юридическая практика. Это мой призыв и к юридическим факультетам, и к самим студентам: приходите, вы на практике увидите, как происходит очень важный процесс, избирательный процесс, и для тех особенно, кто специализируется в области электорального права это очень хорошая практика. Это и призыв и констатация  факта, что общественное наблюдение — это мощный институт, это очень важное дело. 

Но я думаю, что нужно идти дальше. У нас существуют разного рода волонтерские молодежные структуры, которые выполняют разные полезные общественные функции, я думаю, что наблюдение на выборах — это такая очень  важная, социально значимая функция, которая должна привлекать тех граждан, которые занимают активную жизненную позицию и хотят послужить обществу. Нет, это касается не только молодежи. Любой человек, который имеет желание послужить обществу, может стать общественным наблюдателем.

Обучение наблюдателей очень важно. Более того, это обязательное условие качественного наблюдения. Поскольку наблюдатель, который не обладает должными компетенциями, это по сути, человек, который не в состоянии выполнять должным образом свои функции. Поэтому наблюдателей, конечно, нужно обучать. Честь и хвала тем, кто этим занимается. Что касается специфики обучения, думаю что она должна включать в себя теоретические вопросы, связанные с организацией избирательного процесса, правами и обязанности каждой из сторон, в том числе и наблюдателей, но кроме того и избирателей, кандидатов, членов избирательных комиссий, представителей СМИ. Наблюдатель должен знать не только свои права и обязанности, но и права и обязанности всех участников выборов. Наблюдатель должен уметь идентифицировать ситуацию, которая является конфликтной, уметь различить нарушения от ситуации, которая нарушением не является, но вызывает какой-то ажиотаж, какие-то столкновения интересов на избирательном участке. Наблюдатель должен четко понимать, что есть нарушение, каковы основные нарушения и каковы их признаки, уметь действовать в этих ситуациях. Эти вопросы сочетают теорию и практику и, конечно, обучение наблюдателя должно быть практикоориентированным курсом, в максимальной степени приближенным к реальности. Наблюдатель должен понимать, как происходит избирательный процесс, какие нюансы существуют в нем, что называется «в живую», то есть  он должен иметь представление о  дне голосования, он должен понимать, как видеть избирательный участок, понимать, как он устроен, что это за пространство, где находится его место, которое позволяет ему достаточно эффективно исполнять свои функции. И, конечно, наблюдатель должен обладать некоторыми дополнительными опциями, например небольшой психологический тренинг. Потому что ситуации, которые возникают на уровне реального избирательного процесса, могут быть нестандартными, могут быть конфликтными и наблюдатель должен быть психологически готов к участию в данных ситуациях. 

Наблюдатель не должен вмешиваться в процесс в том случае, если это не касается каких-то ситуаций, которые могут быть квалифицированы, как нарушение. И наблюдатель не должен быть ориентирован на поиск нарушений. Иначе это палочная система. Это поощрение за то, что человек нашел, например раскрыл преступление, если мы проводим аналогию с полицией. Раскрыть преступление можно реальное, а можно то, которое не существует в природе, нарисовать его. Здесь бы я провел аналогию с представителем правоохранительной структуры. Перед наблюдателем не должна быть цель во что бы то ни стало найти нарушение, а если его нет, так сказать, придумать. Наблюдатель должен быть максимально объективен. И помимо психологического тренинга, должен быть некий этический тренинг, блок, который позволяет сформировать у наблюдателя его миссии, его роли в избирательном процессе.

Онлайн голосование: хочу подчеркнуть, что я избиратель Москвы, и на этих выборах я проголосовал дистанционно, как и члены моей семьи и очень рад тому факту, что появилась такая возможность. Что касается удобства дистанционного электронного голосования, мы должны понимать, что есть научно-технический прогресс и он неостановим, мы живем в условиях повсеместного внедрения информационно-коммуникационных технологий. Дистанционные технологии внедряются в обучение, в научную сферу, в производственную сферу (удаленная работа), в сферу досуга (просмотр фильмов и слушание музыки), в сферу услуг, в сферу купли-продажи и, естественно, в политическую сферу, в сферу общественно-политических отношений, потому что мы, слава Богу, можем осуществлять очень многие опции нашего взаимодействия с государством в настоящее время по средствам дистанционным: от уплаты налогов до получения тех или иных документов. Это чрезвычайно большой  плюс, большое достижение, и вполне логично, что этот процесс распространяется и на избирательные технологии при всем при том, что избирательные технологии являются одним из самых консервативных процессов. Тем не менее и здесь прогресс постепенно торит себе дорогу. И дистанционно-электронное голосование — это элемент такого прогресса. Это очень удобно, в еще большей степени создает удобства для граждан, чем трехдневное голосование. 

Даже и по московским меркам, даже если участок во дворе, как у меня, например, все равно это затрата некоторого времени. А дистанционно-электронное голосование позволяет обойтись без этих издержек. При этом очень важный момент — дистанционно-электронное голосование существенно расширяет электоральное пространство, расширяет количество избирателей. И здесь ровно то же самое, что касается трехдневки, то это еще более масштабно, поскольку речь идет о тех категориях избирателей, которые наименее активны. Это молодежь, это лица среднего возраста, занятые работой. То есть те люди, которым недосуг прийти на избирательный участок и эти люди, которые не привыкли к оффлайну и значительную часть времени проводят в онлайне. Таким образом важным достоинством дистанционно-электронной системы является то, что она расширяет количество потенциальных избирателей, которые придут на избирательный участок.

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

15 марта 2019 г.
Политика Минздрава совершенно не отвечает интересам значительного количества граждан, которые имеют привычку курения