Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 66.89
€ 76.06

Электро-монгольское нашествие: строительство ГЭС грозит пересыханием Байкала

Возобновление планов Монголии по строительству трёх ГЭС на реке Селенге и её притоках вызвали недовольство России. Как заявил на переговорах в Улан-Баторе заместитель руководителя Росприроднадзора Амирхан Амирханов: «Строительство таких масштабных гидротехнических сооружений грозит усугублением последствий маловодья и деградацией озера Байкал из-за изменения характера экосистем реки Селенги».

ГЭС не будет построена, уверен и министр природных ресурсов РФ Сергей Донской. "Есть международное сообщество, которое тоже высказалось против строительства ГЭС. Мировой банк все переговоры по финансированию приостановил, в том числе, по нашей просьбе", - цитирует министра RNS. Россия готова оказать содействие Монголии в компенсировании недостатка электроэнергии, отметил  Донской.

Река Селенга относится к числу трансграничных рек. Её исток и большая часть водосборной территории находятся в Монголии. Селенга впадает в Байкал, и является главным источником пополнения водных ресурсов озера. Монголия планирует строительство ГЭС «Шурэн» мощностью 245 МВт на Селенге, и на её притоках Эгийн-Голе — 220 МВт и Орхоне — 100 МВт

Борис Кокотов
Генеральный директор Центр правового обеспечения природопользования
25 мая 15:10

Байкал не должен повторить судьбу Арала

Генеральный директор Центр правового обеспечения природопользования Борис Кокотов считает, что рычагов влияния на решение Монголии построить ГЭС на Селенге у России нет.

Вопросы использования трансграничных рек решаются государствами самостоятельно. Кроме тех случаев, когда нужно совместно решать вопросы водоотведения и так далее. Надеюсь, Монголия в этой ситуации нам на встречу. Экологи должны дать четкий и ясный ответ на вопрос – насколько строительство ГЭС повлияет на водообеспечение Байкала? И если экологи скажут: «Да, будет негативное влияние», тогда в дело вступят уже дипломаты и будут заключаться межправительственные соглашения, используя различные инструменты, в том числе и финансовые рычаги.

Я думаю, что в настоящий момент краски сгущаются, но совершенно точно Байкал не должен повторить судьбу Арала. Это огромный запас пресной воды, важный как для России, так и в планетарном масштабе. Создана Байкальская особо охраняемая природная территория и есть специальный федеральный закон, который определяет правовой режим этой территории и служит защите озера Байкал.

Средств повлиять на решение Монголии о строительстве ГЭС на территории водосбора Селенги у российской Федерации нет, кроме дипломатических. Монголия ведет речь о хозяйственной деятельности на территории своего государства. Однако, если Монголия не будет идти навстречу России в этом вопросе, можно будет обратиться в ООН и подключить тех людей, которые могут нам помочь на уровне вмешательстве международного сообщества.

Я думаю, что наше Министерство природных ресурсов должно себя как-то проявить, не только заниматься вопросами добычи углеводородов и лицензирования, тем более, когда речь идет о таком уникальном объекте, как озеро Байкал.

Я был там неоднократно. Это действительно уникальный объект. Там же помимо запасов воды, еще и уникальная экосистема. Нерпа байкальская водится только там. Некоторые гидробиологические объекты только там живут, в Байкале.

К слову сказать, очень серьезным шагом было закрытие ЦБК. Существенное снижение антропогенного воздействия. Это очень важно.

 

Источник: yabloko.ru
Александр Колотов
Координатор экологической коалиции «Реки без границ»
25 мая 14:50

Монголия могла бы получить «зеленую» электроэнергию в пустыне Гоби

В планах Монголии строительство каскада гидроэлектростанций на реке Селенге, питающей озеро Байкал. Координатор международной экологической коалиции «Реки без границ» Александр Колотов считает, что объект всемирного наследия ЮНЕСКО Байкал следует защитить от вмешательства.

Монголия сегодня сделала ставку на ГЭС на реке Эйгин Гол - притоке Селенги. Этот проект не финансируется Всемирным Банком: монгольский парламент еще в прошлом году одобрил взятие займа на 1 млрд долларов от китайского «Эксимбанка», часть этих денег пойдет на строительство ГЭС.

Что касается строительства ГЭС Шурэн и Архон в рамках проекта MINIS, который финансируется Всемирным Банком, то здесь ожидают принятия решения в июле-августе этого года. Будут проводиться общественные слушания по этим монгольским ГЭС, в том числе и на территории РФ.

Опасность для Байкала очевидна. Как только водохранилища монгольских ГЭС будут наполнены, вода будет по-прежнему поступать в Селенгу и в Байкал, но режим поступления воды будет нарушен.

Естественный цикл – это когда весной воды поступает больше, зимой – меньше. Цикл работы ГЭС таков, что вода накапливается летом, чтобы зимой ее сливать через турбины, чтобы обеспечить сток. И этот сток будет неправильным с точки зрения естественного годового цикла.

Второе – это изменение температурного режима. От крупных ГЭС на реках образуются полыньи. Они не замерзают даже в самый лютый холод. В качестве примера можно привести Енисей: после сооружения Красноярской ГЭС температура реки составляет примерно 9 градусов и зимой, и летом, а размер полыньи в некоторые года доходит до 300 километров. Это означает, что идут постоянные испарения, над рекой висит туман и так далее.

Для Байкала планируемый монголами каскад ГЭС, несомненно, представляет угрозу. Ученые говорят, что есть очень много рисков, которые не просчитаны. Допустим, ГЭС на Эйгин-Голе находится в сейсмически опасном районе, но строительство сейчас идет полным ходом – возводится мост, строятся дороги. Не исключена ситуация, когда ГЭС будет разрушена землетрясением, и огромная волна пойдет вниз по течению реки. Весь накопленный объем воды в этом случае пойдет по Селенге, смывая населенные пункты и в Монголии, и в России.

Масса возражений есть со стороны ученых в отношении целесообразности возведения ГЭС на водосборе Байкала. Байкал – объект всемирного наследия ЮНЕСКО, нужно приложить все усилия для его сохранения. Монголия могла бы получать электроэнергию непосредственно в пустыне Гоби, используя солнечную и ветровую энергию. Потенциал там сумасшедший, он измеряется гигаваттами, и Монголия может не только покрыть свои потребности за счет такого проекта, но и сделаться экспортером по-настоящему зеленой электроэнергии.

Источник: nutcall.com
Михаил Болгов
Гидролог, специалист по наводнениям и использованию водных ресурсов
25 мая 15:04

Горы мусора говорят об экологической катастрофе в регионе

Строительство монголами трех ГЭС в водосборе реки Селенга усугубит проблемы Байкала, уверен гидролог Михаил Болгов.

Сейчас есть расплывчатые планы монгольской стороны освоить гидроэнергетический потенциал бассейна Селенги. Они намерены построить несколько ГЭС, чтобы вырабатывать электроэнергию. В дальнейшем планируется создать резерв воды и перебросить ее в засушливые районы Гоби для обеспечения горнорудного производства.

Создание ГЭС и испарение воды приведет к некоторому сокращению поступления вод в Байкал. Сокращение по объему не будет катастрофическим. Примерно 60 кубических километров воды попадает в Байкал ежегодно, из Селенги – порядка 15-20. Если сократим немного, то несколько ухудшим условия функционирования Байкала, но сказать, что он высохнет – это большая натяжка.

Однако проблема в том, что ГЭС сильно меняет гидрологический режим. Они воду, которую аккумулируют летом, сбрасывают зимой. Воспроизводству рыбы и всему остальному это нанесет большой ущерб.

Сказать сегодня точно, какого объема ущерб будет нанесен, мы не можем, поскольку Монголия до сих пор не предоставила документацию о параметрах создаваемых гидросооружений – это дело дорогое. Проектные оценки ущерба будут зависеть от того, что конкретно будет делать монгольская сторона.

Сегодня можно сделать только предварительные выводы о том, что сток реки Селенги несколько сократится, но без катастрофических последствий для уровня воды в Байкале.

 

И второй вывод – это значимые экологические последствия для экосистемы реки Селенги, в том числе ее устья и самого Байкала. Это мы сегодня можем утверждать вполне обоснованно, хотя количественную оценку пока дать никто не может – до тех пор, как я уже сказал, пока не будут известны параметры возводимых в Монголии ГЭС.

В 60-ых годах мы запустили Иркутскую ГЭС и повысили уровень Байкала примерно на 80 см. Начался процесс переработки берегов, экосистема озера сильно изменилась. Но потом приспособилась к переменам. Во время регулирования стока мы сохраняем более или менее естественный режим колебания уровня воды, разве что он стал выше на 80 см. Кроме того, это был наш внутренний водоем, он тогда еще не был объектом всемирного культурного наследия. В послевоенные годы создавался электроэнергетический потенциал для развития промышленности в регионе. Тогда были другие стандарты – слово «экология» тогда никто не знал.

Теперь мы знаем, какое пагубное воздействие оказывает строительство ГЭС, и у нас есть еще целый комплекс явлений, воздействующих на экосистему Байкала: это загрязнение рек, отсутствие очистных сооружений, влияние глобальных климатических изменений и прочее, и прочее. И мы не хотим, чтобы строительство ГЭС в Монголии усугубило имеющиеся проблемы. У нас и без того омулевые стада сокращаются, эвтрофикация (зарастание) берегов приняло катастрофические масштабы…

Будет нарушен температурный режим реки. Экосистема же приспособлена к определенному температурному режиму. Если зимой, когда температура воды должна быть чуть больше нуля, мы начнем сбрасывать воду в 3-4 градуса, то сильно нарушатся условия зимовки рыбы. Омуль здесь и без того почти не нерестится в естественных условиях, его разводят искусственно. А при строительстве ГЭС на Селенге, помимо перекрытых путей миграции, нарушатся еще и условия температурные на всем протяжении реки ниже плотины. И вред может быть очень большой.

Иркутский регион и Бурятия – районы, промышленно освоенные. И мы управляем Байкалом, исходя из того, что обеспечение потребностей населения и промышленности проигнорировать нельзя. Но главная беда Байкала сегодня – это не наличие ГЭС на Ангаре, а огромная рекреационная нагрузка на Байкал, с которой он явно не справляется. Горы мусора говорят об экологической катастрофе в регионе. У нас есть представления о максимальной рекреационной нагрузке, но законодательно это никак не регулируется. Весь сервис туристический не имеет очистных сооружений – непосредственно в Байкал сбрасываются загрязненные воды. Для нас это основная проблема. Чистите стоки – и тогда ущерба не будет.

Если на все это наслоятся проблемы, связанные со строительством ГЭС, то это усугубит ситуацию. У нас есть с монголами соглашение об использовании водных ресурсов трансграничных рек. Они должны придерживаться принципов добрососедства. Основной аргумент для нас – это то, что Байкал признан объектом всемирного наследия.

 

Владимир Тетельмин
Бывший зампред комитета ГД по экологии, академик РАЕН
25 мая 15:07

Влияние ГЭС будет немалым, это очевидно

Член Общественного совета при Минприроды РФ Владимир Тетельмин уверен, что независимо от параметров будущих ГЭС на реке Селенге, влияние на экосистему озера Байкал они окажут немалое.

Это трансграничный перенос, который осуществляется и атмосферой, и гидросферой – поверхностными водотоками. Как раз это все и порождает проблемы для Байкала.

Река Селенга берет начало в Монголии. Это единственная крупная река, питающая Байкал. В Байкал впадает около 300 ручьев и речек, вытекает из него только одна Ангара, но питание озера идет главным образом за счет Селенги.

Гидрология Селенги со строительством ГЭС в Монголии изменится, но здесь все будет зависеть от того, какова будет мощность ГЭС, каков режим питания и наполнения водохранилищ ГЭС и так далее. Как это отразится на водности и судоходности Селенги, на ее проточности. Кстати там, на Селенге, стоит еще один целлюлозо-бумажный комбинат (ЦБК), в Улан-Удэ. Один, как всем известно, закрыли, в районе Ангарска, а этот продолжает загрязнять воду и со сбросами этого ЦБК тоже может появиться немало проблем.

Надо смотреть, какова будет мощность, конструкция, компоновка ГЭС и каков будет отклик экосистемы. На дальних подступах говорить сложно, но влияние будет немалым, это очевидно.

Как член Общественного совета при Минприроды РФ, я недавно, на последнем заседании, задавал такой вопрос начальнику департамента водных ресурсов. Он сказал, что пока плотно этот вопрос не обсуждался – так, что бы собрались эксперты, рассмотрели полную картину этого проекта. Такого не было. В конце мая должен быть ряд встреч российско-монгольских. Я бы поучаствовал в обсуждении этого проекта.

 

Леонид Колотило
Географ, член учёного совета РГО, капитан 3-его ранга
25 мая 15:15

ЦБК наносил страшнейший урон, пока экологи молчали

Географ и исследователь озера Байкал Леонид Колотило считает, что без экспертных оценок параметров будущих ГЭС в Монголии все разговоры об ущербе экосистеме Байкала преждевременны.

Надо просчитать последствия строительства ГЭС. Никто сегодня не знает, какие ГЭС, какого объема. Даже непонятно, о чем говорить. Должны специалисты сначала посчитать. Насколько уменьшится сток, в течение какого времени будут наполняться хранилища монгольских ГЭС, как это воздействует на экосистему. Это сложные вопросы.

Уровень Байкала зарегулирован с 1956 года строительством Иркутской ГЭС. Начали тогда наполнять водохранилище в 1953 году и завершили этот процесс в 1956 году. Уровень Байкала с тех пор регулируется. Если станет меньше поступать воды, то, значит, наша ГЭС, Иркутская, выработает меньше электроэнергии и энергетики заработают меньше денег. Поскольку это ведомство достаточно мощное, оно может возбудить СМИ и прочие структуры.

Вопрос этот, в первую очередь, юридический – есть ли соглашения между нашими странами, ратифицированы они, не ратифицированы, какие там правила? Какая на сей счет существует международная практика применения запретов, рекомендаций и так далее. Здесь все непросто.

Например, такое мощное в юридическом отношении государство, как Израиль, до сих пор не может решить вопрос в отношении реки Иордан с Палестиной и Иорданией. Они берут там воду, Иордан мелеет. Причем, там водные ресурсы несоизмеримо более хилые, чем Селенга и Байкал. Пример приведу: через исток Ангары каждую секунду пролетает 1800 тонн воды. В цистерне железнодорожной – 30 тонн. Каждую секунду 60 железнодорожный цистерн – целый состав.

Вопросы эти сложные и подлежать серьезной экспертизе и длительному мониторингу.

Возвращаясь к Байкалу: не очень понятно, почему экологи молчали 50 лет, пока работал ЦБК? Он там гадил так, как не нагадили бы даже толпы туристов, согнанных с половины земного шара, при условии, что они бы там день и ночь мусорили по берегам Байкала. ЦБК наносил страшнейший урон, и экологи молчали.

Что касается того, обмелеет ли Байкал. Глубина Байкала 1642 метра, в истоке Ангары глубина 2 метра. Может обмелеть на 2 метра, и станет 1640 м.

Нужно дождаться экспертных оценок, серьезных расчетов, а не поднимать волну в прессе.

 

 

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки