Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 75.03
€ 88.96
19 апреля 10:53 2016 г. Право тренд: Бастрыкин, СКР, цензура, запрет, интернет, СМИ

Цензура по-китайски: Бастрыкин придумал ответ Америке

Журнал «Коммерсант-Власть» опубликовал статью главы Следственного комитета Александра Бастрыкина, где он высказывает предлагает новые меры по цензурированию интернета в России.

Генерал юстиции в качестве образца для подражания предлагает взять Китай, "интересен опыт зарубежных государств, противостоящих США и их союзникам. В связи с беспрецедентным информационным давлением они пошли на ограничения иностранных СМИ в целях защиты национального информационного пространства," — заявил Бастрыкин.

Источник: wikipedia.org
Дмитрий Мариничев
Интернет-омбудсмен
19 апреля 10:56

Уголовное наказание за инакомыслие невозможно себе представить

Журнал «Коммерсант-Власть» напечатал текст председателя СК РФ Александра Бастрыкина с целым рядом предложений об усилении цензурирования интернета. Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев видит в этом попытку идеологизировать существующую государственную модель.

Ничего этого делать нельзя и совершенно не нужно. Никаким образом ни мысли, ни идеи, ни тексты, ни посты цензурироваться не должны – это категорически неверно. Технологически, конечно, сделать можно все, и можно заставить следить за этим в теории и хостинг-провайдеров, и владельцев сайтов, введя коллективную ответственность. Но это будет уже нечто из сюрреалистичной жизни.

Я не могу, как человек, встать на позиции Бастрыкина. Его точка зрения, наверное, имеет право на существование – у нас в Конституции это написано, что каждый имеет право высказаться относительно того видения, которое у него есть. Но я не являюсь ни апологетом, ни сторонником, и даже разделять не могу такого рода тезисы – мне они не близки.

Основа основ – мы не можем ни идеологизировать государственную модель, ни пропагандировать какие-то отдельно взятые идеологические моменты.

Делать историю какой-то одной и правильной, и при этом сажать кого-то в тюрьму, потому что их мнение неправильное – для меня этот нонсенс. Потому что история всегда может быть изменена в силу каких-то вновь открывшихся обстоятельств. Мы думали, что Сталин – хороший, потом выяснилось, что он плохой. Потом прошло время и оказалось, что не такой уж и плохой, а может скорее даже нейтральная фигура. Не говоря уже о подготовке тех или иных исторических событий и их трактовке. Вся история пишется людьми, а люди субъективны по сути своей.

Здесь, конечно, нельзя применять уголовное наказание. Равно как нельзя его применять и за использование электронных валют. Это тоже для меня такой сюр, похожий на запрет валют в Советском Союзе.

Запрет на СМИ, которым владеют иностранцы... Сегодня в мире всего-навсего один бог – это информация или «большие данные», не суть важно, как это назвать. Эта новая цифровая религия, и она проникает в наше общество и рушит стандартные постулаты. Если мы ограничиваем это, то мы заставляем людей однобоко смотреть на мир. У них не будет взвешенного, прагматичного, здравого взгляда.

С этим мы уже сталкивались неоднократно. Вспомните: генетика – это наука или лженаука? Здесь будет то же самое. Начинают что-то запрещать, говоря, что это неправильно, а на самом деле относится к этому нужно спокойно, и, конечно, плюрализм мнений должен быть. Люди должны спорить, иметь возможность высказываться, изучать другие точки зрения, иметь к ним доступ, и это крайне важно для того, чтобы быстро и качественно двигаться вперед.

Когда звучат такие вещи, как уголовное наказание за инакомыслие – это невозможно себе представить.

 

Источник: kprf.ru
Валентин Шурчанов
экс-заместитель председателя комитета ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи
19 апреля 11:16

Китай вполне может служить образцом контроля за интернетом

С точки зрения первого заместителя председателя комитета ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи, коммуниста Валентина Шурчанова идеи, содержащиеся в статье председателя Следственного Комитета Александра Бастрыкина об усилении мер по борьбе с экстремизмом, заслуживают одобрения.

Ряд депутатов Госдумы уже внесли законопроект по ограничению интернета. Этот вопрос обсуждается, и уже давно. Конечно, контроль должен быть. С точки зрения закона в рамках действующей Конституции систему контроля надо вводить. Если граждане просто ведут блог, не размещают призывов к экстремизму – кто ж им будет мешать? Пусть пишут. Речь идет только о нарушениях закона.

Китай вполне может служить образцом с точки зрения контроля в интернете и не только. Они, в отличие от нас, давно уже коммунизм построили и громадные темпами двигаются вперед. Он для всего мира сегодня пример. Нормальная страна, первая экономическая держава фактически. А мы за 25 лет смогли только страну разложить, потеряли свои природные ресурсы, потеряли собственность, имеем зависимую финансово-денежную систему… Либералы сидят у власти и никак не хотят предпринимать.

И журналисты тоже вот никак не хотят понимать: страны не будет – и вас тоже не будет. Кому будете служить-то? Экстремистам–фашистам?

Человек может написать в интернете все, что угодно, но он должен быть под контролем. В семье же тоже предполагается контроль. В рамках нравственности можно многие вопросы решать. В Советском Союзе было все. Чем мы можем похвастаться за последние 25 лет? Ничем.

В СССР, самое главное, была зарплата. Половина населения России сегодня имеет нищенскую зарплату в 15 тысяч рублей.

Дайте людям нормальную заработную плату, тогда и информация будет хорошая. А когда зарплату платить не хотим, а хотим при этом свободу информации – получается все плохо. Для сохранения единства страны, безусловно, должны применяться особые меры по отношению к экстремистам.

 

Источник: www.duma.gov.ru
Леонид Левин
Председатель комитета ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи
19 апреля 11:21

Нужно действовать строго в рамках соблюдения свободы слова

В настоящее время у нас есть система внесудебной блокировки экстремистского контента. Она введена по решению Генерального прокурора России. Главное, что она достаточна и вполне соответствует международному уровню. Вся дальнейшая эволюция правовой базы должна идти строго в рамках соблюдения конституционных прав граждан, и в первую очередь свободы слова и права на доступ к информации.

Что касается примера Китая, то нельзя брать отдельно их опыт цензуры в сети. Китайцы подходят к вопросам комплексно. Китайский опыт – это, в первую очередь, создание серьезного задела импортозамещения. Во вторую – их многолетние эксперименты по решению сложных административных противоречий разного рода.

 

 

Источник: kprf.ru
Юрий Синельщиков
Депутат Госдумы от КПРФ, заслуженный юрист РФ
19 апреля 11:32

Прежде чем урезать свободу слова, нужно хорошо подумать как

Депутату Госдумы, заслуженному юристу РФ Юрию Синельникову многие высказывания главы Следственного комитета Александра Бастрыкина в статье об усилении мер по борьбе с экстремизмом показались слишком общими, чтобы делать какие-то выводы.

Многие высказывания в тексте Бастрыкина сделаны на общем уровне. В случаях, когда речь идет о вербовке в военизированные формирования, если речь идет о создании террористических и экстремистских организаций, или же изложены рекомендации, как убивать людей или делать оружие – здесь, безусловно, нужно вести речь о цензуре.

«Внесудебный (административный) порядок включения информации в федеральный список экстремистских материалов, а также блокировки доменных имен сайтов, которые распространяют экстремистскую и радикал-националистическую информацию» – это, с одной стороны, вещь совершенно недемократичная. Все же такие действия надо совершать в судебном порядке. С другой стороны, есть обстоятельства, когда блокировка должна быть совершена срочно, в течение нескольких часов. Тогда мог бы применяться административный порядок, но, безусловно, это не должны делать органы исполнительной власти.

Административный порядок – вещь достаточно широкая. Это кто у нас осуществляет «административный порядок» – губернатор и все, кто под ним в регионе стоит? Или это полиция? По моему мнению, это должен делать прокурор. По постановлению прокурора такое может быть совершено, но для большинства случаев все же следует оставить судебный порядок.

Что касается скачивания информации экстремистского содержания: я могу скачать в интернете такой материал с целью завтра выступить в Думе и заклеймить его позором. Достаточно сложно определить цель скачивания. И депутаты, и журналисты должны иметь свободный доступ к информации.

Но при этом надо бороться за молодые умы. Ведь там какая придет первая информация в голову, та и останется. Будет ли это патриотическая вещь, о том, как наши отцы и деды воевали, или же информация о том, как пойти и горло перерезать из-за экстремистских идей – вот что важно.

Отмести полностью мысль о цензуре интернета – печатайте там что хотите – я не могу, и тут совершенно прав Бастрыкин. Но надо хорошо подумать, как все это сделать. Очень непростой вопрос. Свобода слова должна оставаться. Но получается, что свободу слова в большей мере использует тот, у кого больше денег. Прежде чем урезать свободу слова, нужно хорошо подумать, как это сделать. 

 

Источник: president-sovet.ru
Александр Верховский
Член СПЧ, глава информационно-аналитического центра "Сова"
19 апреля 11:01

Как можно такую ответственность возлагать на людей

Член СПЧ, глава информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский в инициативах председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина по противодействию экстремизму видит избыточное количество репрессивных мер.

В тексте г-на Бастрыкина так много всего, что даже не знаешь, за что хвататься. Он упоминает Китай в качестве варианта. Но цензура – понятие абстрактное. Фактически, там говорится о том, чтобы не просто были какие-то блокируемые сайты, как сейчас, а чтобы был некий отбор того, что можно видеть, а что нельзя. Не черный список, а белый. Не он первый это предлагает. Это с одной стороны.

С другой стороны, в его тексте есть совершенно фантастическая идея о том, что надо отменить порядок признания материалов экстремистскими и последующей блокировки. Это отчасти и сейчас есть, только это делает Генпрокуратура. Он предлагает это ввести как общее правило, даже не знаю, как Интернет работать будет после этого. Потому что вместе с любым сайтом блокируется в 10 раз больше его физических соседей.

Есть в тексте совершенно удивительное предложение – ввести уголовную ответственность за скачивание экстремистских материалов. Сейчас список экстремистских материалов – это 3300 с чем-то пунктов. В каждом из них еще множество материалов. Помнить все это не может никто. Ввести уголовную ответственность за то, что я скачал какое-то видео… Откуда я мог знать? Откуда можно догадаться, что оно под запретом? Как вообще можно такую ответственность возлагать на людей?

Такое ощущение, что все, что накопилось в качестве идеи, какую гайку еще можно закрутить, все это собрано в одной статье разом.

Бывает, что правоохранительные органы выступают с инициативой что-то там изменить на практике. Не всегда эти инициативы глупые. Бывают вполне разумные предложения. Но в этом тексте очень много именно репрессивных предложений. Почему? Зачем? Я не понимаю.

Это все невозможно воплотить в жизнь полностью, но выборочно – в любом количестве. Например, у нас сейчас есть административная ответственность за массовое распространение экстремистских материалов. То есть индивидуально это делать можно, а массово нельзя. Окей, материалов там тысячи и тысячи каких-то запретили. Таких дел заведено немного, и в основном они заведены по одним и тем же материалам. Потому что и полиция, которая должна этим заниматься, конечно же, упомнить все это не может.

Если будут введены более суровые санкции, то будет все то же самое: они будут применяться там, где это кому-то надо или там, где людям просто остро не хватает статистики. Необходимые цифры будут просто добирать именно на этом – на распространении экстремистских материалов.

С чего статья начинается? Цитируется статистика: приводится возросшее число заведенных дел, что, на его взгляд, характеризует возросшую экстремистскую преступность. Но эти цифры нам говорят: стало больше дел по поводу экстремистских призывов. Я тоже могу подтвердить – стало больше приговоров за призывы, и, главным образом, это, действительно, плохие призывы. Спору нет. А вот почему их стало больше? Полиция стала больше находить? Да нет же, я вам найду в 10 раз больше – стоит только залезть в интернет. Это вопрос не статистики экстремистских материалов, это вопрос того, сколько уголовных дел завели. Сколько захотели – столько и завели. Захотят завести в два раза больше – заведут в два раза больше. Ужесточат ответственность, и уголовных дел заведут столько, насколько у них сил хватит.

Что касается сравнения с Китаем – сравнения всегда подбираются под потребность. В какой-нибудь стране всегда можно найти некий экзотический закон…

 

Источник: www.facebook.com
Игорь Ашманов
Генеральный директор компании «Ашманов и партнеры»
19 апреля 11:07

Во всем мире гайки давно закручены, и гораздо сильнее, чем у нас

Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин предложил новые меры по ограничению свободы в интернете, идеи генерала ничем не удивилигенерального директора компании «Ашманов и партнеры» Игоря Ашманова.

Я ничего сверхординарного в тексте не увидел. Есть поручения президента, например, сделанные им в конце января по итогам форума «Интернет-экономика». Одно из них – создание центра мониторинга информационных атак в России. Сейчас над этим трудится рабочая группа под руководством помощника президента Щёголева. То есть наконец-то в нашей стране признали наличие информационных войн и признали, что с ним надо бороться.

От Бастрыкина требуется этим заниматься в силу его должности. Я не вижу никаких проблем с тем, что он говорит. Ничего неожиданного. На наших глазах вон Украину развалили. Ливия, Тунис – все началось с залпов Викиликса, а потом развивалось уже на подогреве Googleи Twitter. Банальные вещи.

Бастрыкин – силовик. Есть угроза – надо бороться. Наличие угрозы даже нет смысла обсуждать – очевидно, что она есть.

Когда весь контент свободен, а потом кто-то начинает гайки закручивать – это всегда вызывает реакцию. Вы сейчас не можете, извиняюсь, эрегированный член в прайм-тайм по телевизору увидеть, потому что это запрещено. Порножурналы на прилавках тоже держать нельзя. Mein Kampf продавать нельзя. То есть часть контента заведомо запрещена.

Фильтрация происходит всегда. Это некий движок, который двигается по непрерывной шкале. Нет такого, что не было вообще цензуры, а тут она вдруг появилась. Цензура есть всегда. Некий контент подлежит цензуре всегда, например, потому, что он вреден детям. Та же пропаганда педерастии среди подростков – есть закон. Это фильтрация контента. Для всех школ во всем мире есть фильтрация контента для школьников.

В конце прошлого года в Европе принят закон о том, что до 16 лет подросткам запрещено пользоваться соцсетями без письменного разрешения родителями. Об этом мало кто знает. А на счет цензуры в нашей стране все очень беспокоятся. На самом деле везде уже гайки давно закручены, и гораздо сильнее, чем у нас. В Лондоне, скажем, был период погромов некоторое время назад. И люди, твитнувшие информацию с призывом поучаствовать в таких погромах, получали по 3-4 года тюрьмы.

Есть непрерывная ситуация с фильтрацией информации, она не черная и не белая. Но как только кто-то стремится чуть дальше сдвинуть движок, это расценивается как закручивание гаек. Бастрыкин говорит о том, что есть угроза экстремизма. Но он – не законодатель. Законодательно у нас регламентирован запрет на информацию о суицидах, наркотики и экстремизм. Вряд ли это введение ограничений кого-то всерьез задело.

 

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

15 марта 2019 г.
Политика Минздрава совершенно не отвечает интересам значительного количества граждан, которые имеют привычку курения