Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 65.95
€ 75.15
26 октября 11:05 Право

Кто злоупотребляет анонимными свидетелями?

В деле против бывших руководителей химкомбината «Тольяттиазот», обвиняемых в финансовых махинациях, один за другим появились сразу два анонимных свидетеля. Обычно данные свидетелей секретят в ходе процессов против мафии, и эксперты не исключают, что их появление в затянувшемся корпоративном конфликте может быть уловкой следствия, столкнувшегося с проблемами при доказательстве своей позиции.

Маргарита Пальцева
адвокат, заместитель председателя Исполкома Российской академии юридических наук
26 октября 11:06

С каждым годом число анонимных свидетелей растет

Самое понятие института анонимного свидетеля впервые появляется в уголовном процессе в новом Уголовно-процессуальном кодексе 2001 года. Оно было необходимо из-за того, как в конце 80-х и начале 90-х годов распространились преступные группировки. Сегодня выступление в суде анонимного свидетеля – отнюдь не уникальный случай, по сведениям МВД примерно 10-15% от общего количества уголовных дел проходят с участием анонимных свидетелей. С каждым годом число анонимных свидетелей растет, так что можно сказать, что этот институт действительно реально применяется.

Смысл наделения свидетелей анонимностью заключается в первую очередь в необходимости защиты его самого и членов его семьи. Если показания свидетеля могут повлиять как-то на опасность для его жизни, если ему или членам семьи будут угрожать, если это мешает ему дать показания, то применяется данная норма процессуального законодательства – свидетеля наделяют статусом анонимного и засекречивают его данные.

Чаще всего институт анонимного свидетеля применяется, когда в деле фигурирует организованная преступная группировка и имеется риск мести, причинения вреда со стороны членов этой группировки свидетелю или его семье.

Однако тут есть место и проблемам. Правоохранительные органы могут злоупотреблять своими полномочиями и иногда начинают использовать этот институт в своих интересах. Если они, например, понимают, что сторона защиты может опровергнуть собранные ими доказательства, они могут прибегнуть к этому институту, чтобы мешать стороне защиты опровергнуть эти доказательства. Это основная проблема использования анонимных свидетелей.

Как известно, на очной ставке и в судебном процессе защита может допрашивать свидетелей. Но когда человека не видно, а анонимные свидетели обычно располагаются вне зала суда, то неизвестно, как они дают свои показания. Возможно, кто-то со стороны правоохранительных органов стоит и буквально диктует, как свидетель должен отвечать на вопрос?

Эти нюансы до сих пор не урегулированы, и даже привлекали к себе внимание Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Эта инстанция ясно выразила свою позицию – решения, когда с процессуальной точки зрения не были предоставлены необходимые права для стороны защиты, оспариваются. А правоохранительные органы действительно могут применить институт анонимных свидетелей, чтобы помешать защите опровергнуть свои доказательства.

Эта проблема обсуждается последние лет десять, профессиональное сообщество не против лишний раз предоставить права защите, но как это сделать – вопрос пока открытый. Я думаю, что когда на процессе появляется даже один анонимный свидетель, судья должен быть бдительным и применить все возможные меры, чтобы проверить приводимые им доказательства. Кроме того, ЕСПЧ в своем заключении указал, что в основе решения суда не могут лежать только анонимные показания, они обязательно должны подкрепляться какими-то другими показаниями. Так что даже если анонимных свидетелей будут тысячи, суд все равно должен подкрепить их слова и другими доказательствами по делу.

Яков Ионцев
юрист фонда «Общественный вердикт»
26 октября 11:06

Институт анонимных свидетелей несет риск злоупотреблений

Сам по себе правовой институт «секретного свидетеля» – вещь разумная и в некоторых случаях, пожалуй, даже необходимая. Проблема, на мой взгляд, состоит по меньшей из двух частей.

Во-первых, это институт «чрезвычайный», он по своей сути несёт риск злоупотреблений (как вообще любые чрезвычайные меры и институты). 

Во-вторых, в нашем уголовном процессе он может применяться очень широко. Если применение чрезвычайного правового института может быть оправдано по неординарным уголовным делам (например, по организованной преступной деятельности), то по многим делам он применяется без видимых оснований – по делам о ненасильственных преступлениях, о преступлениях небольшой тяжести, не предполагающих преступной группы и т.п. Естественно, это заставляет подозревать, что единственная цель засекречивания свидетеля в таких ситуациях - затруднить оспаривание его показаний.

Например, в г. Сочи сотрудниками полиции был задержан журналист Я., при досмотре машины которого были изъяты наркотики. В ходе расследования выявились обстоятельства, которые ставили под сомнение результаты изъятия. Ставили под сомнение не только для нас, но и для следствия, прокуратуры и суда. Часть данных обстоятельств выявилась уже в ходе расследования.

После этого в дело был введён засекреченный свидетель, который полностью изобличил Я., рассказал, что видел, как Я. перепаковывал наркотики, сидя в машине. Впоследствии защите удалось доказать лживость показаний засекреченного свидетеля, уголовное дело в отношении Я. было прекращено.

Другой пример. В г. Брянске произошёл бытовой дорожный конфликт между бизнесменом В. и заместителем районного прокурора П.. В ходе расследования оба они дали сходные показания, различавшиеся в деталях. Детали же были очень существенны - именно они определяли, кто был нападавшим, а кто оборонявшимся.

Допрошенные свидетели, анкетные данные которых не были скрыты, смогли подтвердить только основную канву событий - которая как раз не вызывала сомнений. В дело был введён засекреченный свидетель, который показал, что наблюдал развитие ситуации от начала и до конца и полностью изобличил В. в якобы совершённом им преступлении.

Примечательно, что В. был вполне социализированным человеком, учредителем юридической фирмы, ранее судим не был, обвинялся в преступлении небольшой тяжести - т.е. ничто не свидетельствовало о том, что он представлял угрозу для участников процесса. Судя по тому, что мера пресечения была избрана в виде подписки о невыезде - дознание тоже так считало. Впоследствии В. был осуждён по этому уголовному делу по ст. 115 УК РФ (причинение лёгкого вреда здоровью).   

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

4 сентября
Ожидаемая явка для Москвы будет естественным состоянием