Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 63.27
€ 73.48
23 ноября 19:05 2015 г. Политика тренд: Али Хаменеи, Сирия, Иран, Путин

Если гора не идет: зачем Владимир Путин поехал в Иран

Владимир Путин впервые с 2007 года совершает визит в Иран. Помимо участия в форуме стран — экспортеров газа российский президент планирует встретиться со своим коллегой из Исламской республики Хасаном Роухани.

Кроме того перед началом форума Владимир Путин провел встречу с верховным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи. «Обсуждение фокусировалось в большой степени на кризисных ситуациях в регионе, в первую очередь в Сирии», - сообщает сайт президента России.

Планируется, что российский и иранский президенты обсудят ряд экономических вопросов: сотрудничество между двумя странами, торговлю нефтью и газом, а также поставки в Иран российского вооружения. Кроме того, стороны должны окончательно договориться о снятии иранских претензий к России в международном суде в Лозанне на 4 миллиарда долларов, которые возникли после отказа в поставках систем ПВО С-300. Недавно договор о поставках этих зенитных ракет вступил в силу.

Естественно, не последним в обсуждении будет вопрос будущего Сирии и ее президента Башара Асада. Иран является основным спонсором режима в соседней республике. Поэтому стороны обязательно затронут вопрос построения коалиции по борьбе с запрещенным в России Исламским государством.

Speakercom узнал у экспертов, что стоит за визитом Путина в Тегеран.

Источник: common.regnum.ru
Алексей Малашенко
Член научного совета Московского центра Карнеги
23 ноября 19:14

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги

Визит Владимира Путина в Иран связан с будущим экономического сотрудничества между странами, ситуацией в Сирии и судьбой Башара Асада, а также вопросами, с кем России строить коалицию, считает политолог Алексей Малашенко.

Кто и куда поехал, и почему не наоборот – может быть масса разных интриг. Но то, что Путин едет, а не к нему – это довольно занятно.

По поводу экономики все рассказал Рогозин, причем интонационно все было позитивно, но когда дело доходит до сути, возникает масса проблем. Например, мы им продаем авиационные изделия, а в обмен получаем медицину. Какие-то лекарства, оборудование. Уже видно, что по объему это несоизмеримо. Рогозин постоянно повторял, что Россия заинтересована в стратегическом партнерстве с Ираном. Но что-то я оттуда не видел такой фразы, что Иран заинтересован в стратегическом партнерстве. Масса расшаркиваний, но от иранцев трудно добиться каких-то конкретных обещаний. Хотя они могут пообещать, но потом не сделать.

Тот же Рогозин сказал, что для закрепления на иранском рынке необходима конкуренция, и понятно, с кем. Я сомневаюсь, что наши технологии переигрывают западные, а иранцы после подписания известного соглашения готовы на сотрудничество не только с Россией. Дай бог, чтобы не получилось, как уже было: поставляли самолеты, а потом шли отказы.

Что касается экономики: все очень хорошо, но есть такая хорошая русская поговорка «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Я боюсь, что эта ситуация очень похожа на перспективы российско-иранского сотрудничества. В экономике у них есть выбор.

Что касается политики, здесь тоже непростая ситуация. На сегодняшний или даже вчерашний день была непонятно какая коалиция в Сирии. Условно: Иран, Россия и примкнувшая к ним Хезболла. Китайцы, как всегда, не в счет: они посматривают на это дело с большим удовольствием. Как сейчас это будет видоизменяться: будет ли Россия делать упор на большую коалицию? И после того, как было принято очередное решение насчет санкций (продление санкций ЕС против России на полгода, - ред.), с какой бережностью Россия будет относиться к Ирану? И какой будет реальный вклад Ирана.

Для Путина будет очень важным продолжение политики «на двух ногах идти», то есть сохраняется соглашение о сотрудничестве с Ираном по сирийскому вопросу, и в то же время мы то присоединяемся, то не присоединяемся к этой коалиции.

Ну и последнее: будет обсуждаться судьба Башара (Асада, - ред.). Что Иран, что Россия говорят, что мы держимся не за Башара, а за независимую и целостную Сирию. Потом выясняется, что интрига в том, останется ли Башар, на каких условиях, будут ли выборы, и если он на них победит, то останется ли законным президентом. Есть, о чем поговорить.

Я бы не делал долгосрочных прогнозов, тем более что при Путине в 2008 году завещание великого аятоллы Хомейни было включено в список запрещенных экстремистских материалов. По-моему, это решение пока не отменили. Так что вообще непонятно, с кем Россия сотрудничает, если копнуть недавнюю историю. Все очень интересно и интригующе, но что получится – бог его знает.

Источник: http://vk.com/eysatanovsky
Евгений Сатановский
Президент Института Ближнего Востока
23 ноября 19:23

Выход из санкций для Ирана – стратегическая задача

Иран готов сотрудничать как с Россией, так и со странами Запада, где у него обучались почти все члены правительства. Им выгодно, чтобы было перетягивание каната, Иран будет на этом играть, считает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Если говорить о том с кем Иран готов сейчас больше сотрудничать, то не бывает такого. Сотрудничают все со всеми в той мере и в тех местах, где им это надо. А уж Иран – совершенно точно, потому что у него все правительство обучалось на Западе, и выход из санкций для них – стратегическая задача. Это вопрос на тему: вам какая рука нужнее: правая или левая или кого больше любишь: маму или папу. Это же Иран! И то надо, и то надо.

У нас были идиотские идеи насчет того, что мы станем частью цивилизованного мира, все сдадим, уйдем с фронта холодной войны. Мы ушли, а они остались. Кто виноват, что мы идиоты, наивные и смешные. Кто обещал, что будет легко? Естественно, будет перетягивание каната, а иранцы будут на этом играть.

Источник: rus.ruvr.ru
Сергей Серегичев
Востоковед, доцент кафедры всеобщей истории РГГУ
23 ноября 19:38

Важно, как иранцы будут «продавать» страну – оптом или в розницу

Визит Владимира Путина в Иран –попытка прозондировать почву перед снятием санкций, считает востоковед Сергей Серегичев. 

Конечно же, визит Путина – это дань уважения Ирану, потому что до недавнего времени туда мало кто из политиков подобного ранга заезжал. Иран был под санкциями. Иран входит в страны «оси зла», куда его определил Джордж Буш младший. Поездка Путина говорит о том, что мы уважаем иранцев как наших партнеров, ценим их усилия по Сирии, по другим менее афишируемым направлениям сотрудничества.

Мы рассчитываем на то, что Иран также оценит нашу позицию и предоставит нам возможность на выгодных условиях заключить контракты в области ядерной энергетики, инфраструктурных проектов: строительства дорог, мостов. Кроме того мы можем сотрудничать в области сельского хозяйства, средней промышленности. Может быть, выиграем контракт на поставку автобусов, самолетов. В конце концов, надо же наши «Суперджеты» кому-то продавать, кроме стран Латинской Америки. Кроме того оружейные контракты, договоренности в области нефти и газа. 

Плюс еще две темы: поставка С-300 и действия в Сирии. Иран скорее всего попросит от нас серьезной помощи за продолжение им сухопутной операции в Сирии. Возможно, будет обсуждение перевооружения иранских частей, участвующих в наземных боях.

То, что будет обсуждаться Сирия – 100 процентов. Вопрос – в каком ключе: планирование военных операций либо налаживание политического диалога.

Возможно, Путин, а особенно его окружение из числа разведчиков, попытается проанализировать отношение иранцев к Америке. Понятное дело, что нас не успокаивают крики иранцев о том, что Америка – большой дьявол. Большая часть вооружения у них – американское и французское. Американцы не прочь крепко войти в Иран и обрасти многомиллиардными контрактами. Нам очень важно понять, как себя будет вести иранское руководство в условиях снятия санкций, на какие шаги они будут готовы в ходе сближения с Америкой. Это нужно для подготовки необходимых шагов в нашей внешнеполитической деятельности. Россия не против этого сближения, даже за, но важно знать, как быстро и в каких объемах оно будет происходить. Также, возможно, прозондируют отношения Ирана с Евросоюзом в экономическом плане.

Нам очень важно понять, что задумали иранцы, как они будут продавать свою страну – оптом или в розницу. И кто будет привилегированным покупателем, у кого будет дисконт, а у кого – нет.

Все боятся, что распродажа Ирана открывается. Как только санкции снимутся, она начнется в открытую. Сейчас же пока все проверяют почву.

Плюс важен сам жест, что Путин едет в Иран. Это очень важно на эмоциональном уровне, потому что много говорилось о прорыве блокады, о снятии санкций. И вот – первый зримый результат, который Тегеран выдаст за свой первый внешнеполитический успех.

Мы просто перехватываем инициативу. Это наш любимый конек. Мы все время прикрываемся сказочкой про Ивана-дурачка. Выступаем в роли коллективного Ивана-дурачка, а потом оказываемся то в Сирии, то в Иране. При этом нас никто не просчитывает, потому что просчитывать дурака смысла нет. Теперь весь мир будет гадать, о чем мы там с иранцами будем шептаться. Но не исключено, что ничего особенного мы не получим от Ирана в ходе этой встречи.

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки