Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 57.34
€ 67.46

Поддержка с воды. Российские военные корабли прибыли в Средиземное море

Сегодня российская корабельная авианосная ударная группа во главе с ракетным крейсером «Петр Великий» прибыла в Средиземное море. Об этом заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.

По его словам, группа совершила переход по восточной Атлантике в Средиземное море. Шойгу подчеркнул, что поход российских кораблей вызвал ажиотаж у западных партнёров.

«Но особенно удивила нас позиция отдельных стран, которые под давлением США и НАТО публично заявили об отказе в заходе наших боевых кораблей в свои порты», - подчеркнул глава военного ведомства.

Однако, по словам министра обороны, это никак не отразилось на графике их движения по заданному маршруту, поскольку корабли обеспечены всеми необходимыми ресурсами.

Кроме того, Шойгу выразил недоумение насчет того, как наши партнеры понимают свой вклад в борьбу с международным терроризмом в Сирии.

«Пора бы западным коллегам определиться, с кем они в действительности борются – с террористами или с Россией. Как сказал один наш поэт, нельзя одним и тем же местом сидеть на разных поездах. Может быть, они забыли, от чьих рук погибли безвинные люди в результате терактов в Бельгии, Франции, Египте, Ираке и других странах?» – сказал глава военного ведомства.

Эти заявления были сделаны на фоне появившихся вчера сообщений в западных СМИ о том, что российские военные готовятся нанести решительный удар по террористам в Сирии в то время, как внимание всей мировой общественности будет приковано к президентским выборам в США 8 ноября. 

Дмитрий Егорченков
Заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН
1 ноября 15:29

Америка вновь заявит, что Россия бомбит невинных людей с бородами и оружием

Российская корабельная авианосная ударная группа во главе с ракетным крейсером «Петр Великий» прибыла в Средиземное море. Заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков комментирует происходящий политический процесс в Сирии.

К сожалению, политический процесс в Сирии пока по факту идет только с российской военной базы в Хмеймиме, где расположен центр по примирению, к которому практически ежедневно присоединяются те или иные населенные пункты и небольшие группы. Большой всесирийский процесс примирения, видимо, будет возможен после того, как только те силы, которые американцы называют оппозицией (а по факту это представители экстремистов-боевиков, плотно срощенные с запрещенными в РФ террористическими группировками «Аль-Каидой», «Исламским государством» и пр.) будут окончательно уничтожены. Только после этого можно будет говорить о начале реального политического процесса.

Речь идет не о том, чтобы повально всех уничтожить, а о том, чтобы сделать для этих сил невозможным продолжение реальных военных действий. У них не должно быть ни такого количества подкрепления, которое они, к сожалению, продолжают получать, так и финансирования, снабжения вооружениями и другими средствами ведения войны. Таким образом, выход на реальный политический процесс будет возможен не сразу, а только с достижением коренного перелома на театре военных действий.

Приход в Средиземное море кораблей российской авианосной группы означает предупреждение западным и ближневосточным спонсорам действующих в Сирии террористических организаций о том, что любое вмешательство извне в данном случае как минимум небезопасно.

Второй фронт сирийской войны идет в сфере информации, и здесь возможности России несопоставимы с американцами и европейцами. У них значительный перевес по силам и средствам. У нас есть только Russia Today и Sputnik, которые бьются, как волки на информационном театре военных действий, но они не могут перебороть 90% мировых СМИ.

16 дней не ведется ударов по Алеппо. Результат не самый хороший. С точки зрения ситуации на театре военных действий он не смертельный. Но он очень показателен. За это время боевикам в районе Алеппо удалось в очередной раз перегруппироваться и собраться с силами. Из разных источников мы видим информацию, что порядка 15 тысяч боевиков сейчас сконцентрированы в районе Алеппо, они подтянули резервы, им удалось перевооружиться. Сложно судить, хорошо это, или плохо. Я думаю, что при хорошем варианте развития событий это имеет даже некий позитивный оттенок – хорошо, что они собрались в одном месте. Их будет проще уничтожить, потому что ловить их по большой сирийской пустыне было бы сложнее.

В ближайшее время стоит ожидать как минимум приостановки этой гуманитарной паузы, и инициатором этого в значительной степени будут сами боевики, которые уже начали тестировать сирийскую армию на прочность постоянными атаками, пока, к счастью, безрезультатными.

Сейчас, под президентские американские выборы будет большая операция, которая начнется до выборов. Чтобы дать возможность американским элитам заявить, что Россия опять начала бомбардировки ни в чем не повинных людей с бородами и оружием.

В случае победы Хиллари ситуация в Сирии будет развиваться по прямой, восходящей линии противостояния. Если президентом США станет Трамп, то не исключено, что он сначала сделает несколько шагов назад, по крайней мере заявит, что необходимо вновь координироваться с Россией, но в значительной степени это ничего  не поменяет. От результатов президентских выборов в США расклад сил в американской политической элите не сильно поменяется, в том числе и на международной арене. Если мы посмотрим, как все предыдущие президенты себя вели, то увидим простую схему: новый президент сначала говорит о мире, а потом начинает войну заново.

Источник: wikipedia.org
Дмитрий Орешкин
Политолог
1 ноября 17:20

После Крыма мир готов к любым сюрпризам

Политолог Дмитрий Орешкин о новом витке развития ситуации в Сирии.

Нехорошо уже то, что когда вся эта история начиналась, то речь шла о краткосрочном вмешательстве, продолжительностью в несколько месяцев, об этом говорил Владимир Путин. А сейчас понятно, что все это носит долговременный характер. Уходить нельзя, потому что победы нет, а уйти можно только на фоне какой-то значимой победы. У Асада сейчас так плохи дела, что без поддержки вооруженных сил России он точно не справится с растущим вооруженным сопротивлением. Какой-то контингент там придется постоянно держать и использовать в военных действиях.

Это плохо, поскольку это становится точкой исчезновения ресурсов, это все-таки дорогое удовольствие. Также с самого начала этой кампании мы потеряли 224 ни в чем не повинных человека, которые были сбиты в самолете над Синаем.

А самое плохое заключается в том, что непонятны перспективы. Вот скажем, можно раскатать бульдозером этот самый Алеппо. А дальше что? Война в Сирии на этом не остановится. Использовать это, чтобы выйти с победным выражением на лице? Не факт, что удастся это сделать.

Действия российского руководства становятся достаточно предсказуемыми. А сила Путина была в его непредсказуемости. Например, никто не ожидал, что он так легко нарушит международные обязательства в ситуации с Крымом. Никто не был к этому готов, поэтому все это так эффективно, по мнению Путина, прошло. А теперь все готовы к любым сюрпризам. Например, Times пишет, что во время выборов в США Путин планирует нанести с помощью авианосной группы в Средиземном море тяжелый удар по Алеппо. Если это произойдет, то уже не будет неожиданностью ни для прессы, ни для средств ПВО.

РФ стремится создать какие-то торговые или переговорные преимущества. Сейчас продолжается процесс поиска виноватых в авиакатастрофе с малазийским «Боингом», собираются выдвигать обвинения высшим военным чинам – потому что надо понять, откуда взялся этот самый «Бук», сбивших самолет, и российская сторона стремится создать некоторое количество негативных стимулов для переговоров. Условно говоря, мы прекращаем бомбежку Алеппо, эскалацию военного противостояния в Сирии, а вы спускаете на тормозах дело про «Боинг»… Это очень путинский взгляд на мир, когда все определяется элитными переговорами: найти рычаг давления и в обмен добиться выполнения выгодных России условий.

В ситуации с Сирией, чтобы чего-то добиться в свою пользу, Россия должна усложнить весь процесс до такой степени, чтобы он стал невыносимым для Запада. Запад не хочет прямой конфронтации, это понятно,  а России нужно, чтобы спустили на тормозах дела о малазийском «Боинге», лондонском полонии и так далее. Если не пытаться пугать Запад, то дело может дойти до Гааги,  а это не в интересах правящей элиты.

Понятно, что сирийская война для Путина – способ вести относительно равные переговоры с Западом. Напугать его,  и потом сказать: «Чтобы не стало еще хуже, вы сделаете то-то и то-то». Запад податливый, мягкий, трусливый, и до крайности ситуацию доводить не станет.

Не думаю, что будет война, но сорваться в серьезный конфликт можно.

Источник: www.nutcall.com
Евгений Бень
Главный редактор журнала "Информпространство", политолог, международный эксперт
1 ноября 18:15

Американское доминирование не может продолжаться бесконечно

Российская корабельная авианосная ударная группа во главе с ракетным крейсером «Петр Великий» прибыла в Средиземное море. Главный редактор журнала «Информпространство», политолог, международный эксперт Евгений Бень рассказывает о политике России и США на Ближнем Востоке.

С середины 2000-х годов, с момента смещения Саддама Хусейна, и до последнего времени, США без всякого приглашения официальной власти той или иной страны вторгаются на территорию и проводят смену режима. Это имело место быть и в Ираке, и в Ливии. Американцы не воевали с Башаром Асадом в Сирии, но странно было бы отрицать, что появление ИГИЛ и «Ан-Нусры» – это результат политики США. Простой пример: Саддам Хусейн принадлежал к суннитам. А после американского вторжения к власти пришли шииты. Следствие радикализации – появление ИГИЛ.

Нужно ли было убирать режим Каддафи? Понятно, что нет, потому что он, как минимум, сдерживал поток беженцев в Европу,  а тем самым косвенно сдерживал угрозу терроризма на территории ЕС.

Американское вмешательство в дела Ближнего Востока привело к дисбалансу сил и к волнам терроризма.

30 сентября прошлого года началась операция ВКС как противостояние ИГИЛ. Сейчас слышатся голоса, что кроме ИГИЛ Россия много с кем находится в противостоянии. Да, сейчас находится. Но изначально была борьба с ИГИЛ. Была реальная угроза, что ИГИЛ захватит Сирию. По официальному приглашению Асада ВКС РФ приняли участие в сирийской ситуации.

За год до того две трети Ирака и половина Сирии контролировались ИГИЛ. И западная коалиция антиигиловская, объединяющая более 60 стран, существовала на тот момент более года, но при этом палец о палец не ударила. Понятно, что американскому ВПК и глобальному экономическому курсу США выгодна дестабилизация на Ближнем Востоке. Сейчас Россия заставила шевелиться и западную коалицию: вот, пожалуйста, Мосул со дня на день будет освобожден.  А это была столица ИГ.

Получается, что вмешательство России привело к тому, что борьба с терроризмом как в Сирии, так и в Ираке, стала носить конкретный характер. ИГИЛ почти (не совсем, но почти) обескровлен.

У американцев есть свои интересы на Ближнем Востоке. Россия, вмешавшись в эту ситуацию, также показывает, что у нее тоже есть интересы в этом регионе. Да, эти интересы связаны и с ситуацией противовесов, с ценообразованием на нефть и газ, поэтому до той поры, пока легитимный Дамаск приглашает Россию, она вполне правомерна там проводить необходимые действия.

США все время заявляет, что Россия может повлиять на выборы в США. Ну как могут наши корабли в Средиземном море повлиять на ситуацию с выборами? Россия не скрывает своих целей: ей нужно освободить восточную часть Алеппо. Поэтому и усиливается контингент. С наименьшими потерями.

На самом деле американская внешняя политика сводится к тому, чтобы в капкан противостояний завлечь как можно больше участников. Туда попадают  самые разные страны, но в выигрыше от этого остаются только США – в плане ВПК, высоких технологий и так далее.

Американское доминирование с теми результатами, которое оно принесло на Ближний Восток, не может продолжаться бесконечно. Это исторически неперспективный процесс. Сейчас, благодаря вмешательству России, появился шанс, что атмосфера бесконечного кровопролития и ситуация «все против всех», изменятся.

Источник: rea.ru
Александр Перенджиев
Доцент кафедры политологии и социологии РЭУ им. Плеханова
1 ноября 15:39

ИГИЛ – разменная монета в борьбе России и США за мировое господство

Российские военные корабли прибыли в Средиземное море. Доцент кафедры политологии и социологии РЭУ им. Плеханова Александр Перенджиев считает, что полностью урегулировать сирийский конфликт в ближайшие год-два вряд ли удастся.

Сирия оказалась центром геополитической борьбы. По сути, кто укрепится в этом регионе – тот и укрепит свое геополитическое положение в мире. С одной стороны, здесь столкнулись в своем соперничестве за влияние в мире Россия и США. С другой – представлены интересы Турции, Израиля, Ирана, которые претендуют на роль лидеров в регионе. ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация) здесь получился своего рода разменной монетой: российская сторона считает, что террористов следует уничтожать, а другие используют борьбу с терроризмом как средство политических интриг.

Террористы и сами по себе разные, и они к тому же имеют разных хозяев, которые отражают интересы тех или иных государственных акторов, борющихся за геополитическое влияние.

Ситуация плоха тем, что не выработаны общие правила урегулирования конфликта, и все сводится к тому, что постоянно идет обострение. Всякое вновь принятое соглашение не решает старых проблем, но плюс к этому порождает еще и новые.

Необходимо выработать четкие и ясные правила игры, единые для всех акторов, действующих в Сирии. Цель – если не уничтожить террористов полностью, то хотя бы снизить накал террористических действий. Полностью урегулировать конфликт в ближайшие год-два вряд ли удастся.

Гуманитарная пауза – демонстрация готовности со стороны России пойти на определенные шаги в области урегулирования конфликта, хотя мы, конечно же, понимаем, что это почти не сказывается на спасении мирных граждан, а лишь способствует укреплению позиций боевиков, которые во время таких пауз получают отдых, боеприпасы, идет пополнение личного состава террористических формирований.

Мы вынуждены идти на такие меры, поскольку действуем в международном пространстве, и мы готовы к договоренностям.

Визит главы Генштаба ВС Турции генерал армии Хулуси Акара в Москву связан с множеством причин. Вполне вероятно, что речь будет идти о безопасности трубопровода, который пойдет по Черному морю. Здесь следует говорить о совместном сотрудничестве в целях безопасности.

Что касается вопросов военного сотрудничества по Сирии, то Турция вряд ли вступит в союз напрямую только с Россией, также как она может не вступить в союз напрямую только с Ираном. А вот в рамках альянса по формуле «3+1», то есть Россия-Азербайджан-Тегеран + Турция, она вполне может пойти на сотрудничество. Этот альянс стал оформляться в августе 2016 года, и вполне может быть поддержан Турцией.

Санкции против России, которые накладываются на нее якобы из-за военной операции в Сирии, на самом деле с нею никак не связаны. Санкции вводятся по графику, потому что их одномоментное введение не имеет никакого смысла. Каждый новый пул санкций должен сопровождаться неким поводом. В данном случае повод – действия России в Сирии. Не будет Сирии – будет что-то другое. Если утрировать ситуацию: даже если Россия отдаст Крым обратно Украине, то наверняка введут очередные санкции против России под предлогом, что Крым отдан не так, как нужно – надо было вот этак отдавать.

Выборы в США на политику Штатов в Сирии никак не повлияют. Кто бы ни стоял у руля, демократ или республиканец, прогрессивный или консервативный лидер, внешнюю политику страны определяют финансово-промышленные группы в своих собственных интересах. Для нас не имеет значения, кто поселится в Белом доме. Клинтон хоть как-то разбирается в механизмах внешней политики, Трампу придется еще года два этому учится. Но проголосовал бы я, пожалуй, все-таки за Трампа.  

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

13 октября
Турция и раньше закупала у нас вооружение