Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 65.98
€ 76.5
Александр Снегуров
Историк, заслуженный учитель РФ

Настоящему почитанию павших не мешают суждения подростков

Историк, заслуженный учитель РФ Александр Снегуров считает, что не нужно подводить концепцию под ощущения ребёнка, эмоционально пережившего историю гибели конкретного человека, солдата немецкой армии, детали которой школьнику стали известны в рамках проекта по изучению жертв Великой Отечественной войны. Высказываться должны разные мнения и суждения, считает педагог. 

Мальчик говорит о невинно погибшем немецком солдате в ключе сожаления о жертвах войны. Немец – жертва войны, жертва политиков Германии. Почему этот ребёнок, эмоциональный ребёнок, не может сожалеть о гибели немецкого солдата? Это совсем не значит, что он не сожалеет о гибели наших, советских людей.

По-моему, тут всё ясно. Не нужно подводить концепцию под эмоции ребенка! Он занялся этим проектом, что-то открыл за себя. Ранее он слышал рассказы деда о том, как шла война. И попытка представить историю войны более объёмно – разве это плохо? Я за то, чтобы высказывались разные мнения и суждения. Они должны звучать не только на конференциях – начинать надо со школы.

Обвинения в адрес педагогов мне также знакомы. Педагогов принято обвинять во всех болезнях нашего общества. Кого ж ещё? Всем им дать билеты – жёлтые, белые, голубые, какие угодно, и отправить их из школы. Многих уже отправили – обидели, оскорбили… Давайте продолжим. Скоро школы останутся без педагогов.

Привычка выдирать сегменты из контекста, из ткани повествования, очень характерна для нашего общества. Из речи любого учителя можно выдернуть фрагменты, в которых этот учитель может показаться чудовищем. Необходимо рассматривать практику учителя в целом, смотреть на других его учеников – не судить его за выступление одного ученика.

В школьной программе немного места для уроков истории. Мало места уделяется всем темам – индустриализации, коллективизации, ВОВ. Предъявлять претензии школьной программе – всё равно, что предъявлять претензии смене времён года. Так строится программа. Но существует множество источников для желающих изучить историю вне школьного учебника более подробно, тот или иной аспект. Это интернет, это телевидение и радио, это фильмы, это литература, это музеи, беседы с очевидцами событий. Никто не мешает к ним обращаться.

Есть также помехи со стороны разного рода перестраховщиков. Учителя ощущают прессинг, и, возможно, поэтому плохо изучается история. Педагоги испытывают дискомфорт, иной раз опасаются рассказывать что-то дополнительно. С другой стороны, сейчас много учителей с достаточно узким кругозором – ведь многих уже отправили из школ с «жёлтым билетом». Посещение уроков уже даже не является необходимостью. Для встречи с некоторыми педагогами, которые представляют личностный интерес, прийти можно. А многих и видеть даже не нужно. А то и вредно - видеть…

Как оказался этот школьник в Бундестаге? Кто-то же одобрил его участие в проекте. И нам надо определиться: либо мы участвуем в интересных международных проектах, либо не участвуем, и тогда своё личное мнение выражаем только где-нибудь под мостом или на кухне – давайте тогда рассмотрим такой порядок вещей!

Сейчас что произойдёт: шельмуют несколько человек, причастных к этому событию, и забудут эту историю. К подлинному почитанию памяти павших многие акции, которые сейчас предпринимаются, не относятся, и, с другой стороны, настоящему почитанию не мешают суждения подростков. И чем больше мы будет слышать наших детей, тем шире будет палитра для прогнозов – социальных и политических. Не слыша детей, мы только сужаем коридор наших возможностей и перспектив.

Паники здесь поднимать не нужно. Ребёнок сочувствует человеку, павшему жертвой войны. Что же теперь? Запрещаем тогда книгу «На Западном фронте без перемен» Ремарка? Или Анри Барбюса, его роман, запретим за сочувствие французам? Нужно смотреть на события в ключе гуманистическом. Человек, участвующий в войне, представитель любой страны – жертва обстоятельств, тяжёлых условий, подчас режима. С этой точки зрения мы можем его жалеть, как жертву. При этом осуждается агрессия, нападение с агрессивными целями на чужую страну и, тем более, геноцид народа.

Я провожу уроки не только в школе, но в музее, который основан при нашей школе. Вне всяких акций, за рамками каких-то кампаний, не привязываясь к датам. Возложение цветов к памятникам, изучение архивов – это и есть уроки патриотизма, хотя они так не называются. Вводить их в программу – лишнее. Тогда нужно ввести и множество других уроков: уроки экономической безопасности, противостояния терроризму, нравственного развития. А сейчас еще РПЦ предложило новый предмет, помимо изучения основ религии и светской этики. Как будто намеренно издеваются над школьной структурой. К семи-восьми урокам добавлять что-то неуместно. 

 

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

4 сентября
Ожидаемая явка для Москвы будет естественным состоянием