Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
Николай Щур
Правозащитник, руководитель Уральского демократического фонда

Правозащитников в колонии никто не пускает, заключенным не к кому обращаться

Правозащитник, руководитель Уральского демократического фонда Николай Щур о расследовании письма активиста Ильдара Дадина, где он рассказывает о пытках в ИК-7.

В том, что были применены пытки в отношении Дадина – я не сомневаюсь нисколько. А вот в том, что уволился начальник колонии, у меня есть большие сомнения. Подтверждения же пока нет официального. Бывали ситуации, когда объявляли об увольнении начальников колоний, чтобы приглушить общественный резонанс, а на деле ничего этого не было.

Если уволился – слава Богу. Если бы ушел из органов вообще – было бы еще лучше. Не значит правда, что тот, кто придет на его место, будет лучше. В этой системе, как везде, есть нормальные люди, вполне адекватные. Но им там очень тяжело работать, их там не любят, выживают, и такому человеку очень трудно сохраниться в системе, где никто не хочет выполнять свои обязанности. Система сегодня хочет только одного – вымогать деньги с заключенных и их родственников.

То, что в колониях пытают – это я могу подтвердить на все 300%. Система абсолютно бесконтрольна. Нет ни одного государственного органа, который бы ее контролировал, а сейчас нет и ни одного общественного органа.

Ситуация с общественными наблюдательными комиссиями (ОНК) напоминает ситуацию в Советском Союзе: якобы был комсомол, якобы были профсоюзы, якобы народ и партия были едины. В 2008 году был принят закон об общественном контроле в местах принудительного содержания граждан. Были созданы ОНК. Любое объединение регионального уровня (НКО), которое не мене 5 лет занималось правозащитной деятельностью, имело право предложить Общественной палате РФ двух кандидатов – не обязательно членов своей организации – для того, чтобы они получили мандаты членов ОНК. Общественная палата выдавала мандат на 3 года. Таких людей в каждой области не может быть меньше 5 и не может быть больше 40.

В этом году 21 октября в 42 субъектах РФ заканчивались трехгодичные полномочия членов ОНК, и Общественная палата самым наглым и циничным образом не допустила в ОНК правозащитников. И сейчас в 42 регионах России членами таких комиссий стали бывшие работники ФСИН, бывшие прокуроры, всевозможные члены боевых братств, казаки и так далее. Это люди, которые не то чтобы далеки от борьбы за права заключенных – они вообще находятся по другую сторону баррикад. Сейчас заключенным не к кому обратиться. Нет людей, которые могли бы придать гласности то, что творится в тюрьмах.

Правозащитников в колонии никто не пустит. Нет ни одного закона, который бы позволял им туда войти. Пустят только адвоката. В случае с Дадиным, как я понимаю, именно адвокат и вынес оттуда его письмо о пытках.

Единственное, что есть в распоряжении заключенных – это адвокатура. Иногда журналисты. До журналистов добраться не так просто, к тому же журналисты интересуются главным образом сенсациями и громкими новостями. Поэтому остается только адвокатура. Заключенному нужно дозвониться до родственников, а такая возможность есть сейчас во всех колониях, а там нужно найти адвоката. Если у родственников еще остались деньги, после того, как их обобрала система.

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

15 марта 2019 г.
Политика Минздрава совершенно не отвечает интересам значительного количества граждан, которые имеют привычку курения