Главные события
в комментариях экспертов
Источник: uverennost.org
Максим Гладких-Родионов
Генеральный директор аудиторской компании «Уверенность»

Использование офшорной компании – не преступление

В центре скандала вокруг журналистского расследования против панамской офшорной компании Mossack Fonseca оказались десятки видных политиков со всего мира. Генеральный директор аудиторской компании «Уверенность» Максим Гладких-Родионов рассказал, для чего бизнесмены используют чужую юрисдикцию.

Офшоры, как любые другие инструменты, используются для различных целей. Нужно понимать, что их использование не всегда преследует некую незаконную цель. Это бывает удобно, с экономической и деловой точек зрения целесообразно при какой-то купле-продаже активов, ну и, конечно, среди прочих они используются для поиска лазеек в различных национальных налоговых законодательствах. То есть для уклонения от уплаты налогов они тоже используются.

Офшоры, несомненно, удобны. Во-первых, достаточно тяжело понять, кто является собственником офшорной компании. Во-вторых, офшорные компании практически никогда не платят налогов, и их юрисдикции позволяют сделать многое. При этом закрепленное за офшором право собственности хорошо защищено. Это очень удобный инструмент для ведения бизнеса, но используют его по-разному: как для легальных целей, так и для не очень хороших.

Есть еще специфика нашего, российского, использования офшоров. В связи с тем, что отношение к праву собственности у нас не совсем европейское, то собственникам каких-то активов становится страшно, что их могут отнять. Но, прежде чем актив отобрать, нужно понимать, у кого его надо отнять. И тогда становится полезной офшорная структура, когда активом владеет одна иностранная компания, которой владеет другая иностранная компания, а ей – еще какая-то компания. Такая сложная схема затрудняет поиск собственника. Если у кого-то возникает желание отнять актив, это будет сделать сложнее, потому что злоумышленники не будут знать, у кого его отнимать.

Лично с этой компанией (панамская офшорная компания Mossack Fonseca, - ред.) никогда дела не имел. Но репутация у нее молчаливого партнера для нестандартных ситуаций. Трудно составить топ-5 или топ-10 офшорных стран, но Панама – давний и весьма известный игрок на офшорном рынке, вполне себе юрисдикция.

Офшорная зона предполагает, что правительство какой-то страны для привлечения неких денег в доход бюджета этой страны говорит бизнесменам: регистрируйте, пожалуйста, под нашей юрисдикцией юридические лица, платите какую-нибудь фиксированную ставку (условно 100 или 1000 долларов в год) и занимайтесь. При этом они собственников фирм никому не раскрывают, да и сами не хотят их знать. Это же прекрасно! Поэтому люди ими и пользуются.

У нас сейчас началась очень сильная борьба с офшорами, введено в налоговое законодательство понятие «контролируемые иностранные компании». Соответственно эта новелла законодательства направлена на то, чтобы доходы офшоров облагались у источника выплаты, то есть у нас в стране. Потому что получается так, что не обязательно офшор получает только дивиденды от учрежденной им компании. Офшор может быть использован и непосредственно для оперативной деятельности, то есть участвовать в каких-то схемах поставки товара или оказания услуг. Здесь у юрлиц будет формироваться расходная часть, не уплата налога, а налогулучшение, потому что они потратили на сделку с иностранной компанией какие-то деньги. А там они налогов платить не будут, поскольку она офшорная. Как раз контролируемые иностранные компании – это мера для борьбы с уклонением от уплаты налогов и выводом капитала за рубеж. Если, допустим, собственник признает, что это его компания офшор и он готов заплатить налог здесь, у источника выплаты от ее доходов, то может спокойно ее использовать. Сам по себе факт использования офшорной компании – не преступление.

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

15 марта 2019 г.
Политика Минздрава совершенно не отвечает интересам значительного количества граждан, которые имеют привычку курения