Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 58.9
€ 69.43
Моя мама - Агния Барто 17 февраля любимой поэтессе всех детей Агнии Львовне Барто исполнилось бы 110 лет. Мы наизусть знаем её стихи, но практически ничего не знаем про непростую жизнь их автора. О неизвестной Барто Speakercom расспросил дочь поэтессы Татьяну Щегляеву.
15 февраля 2016 г. | ТРЕНДЫ: Агния Барто, стихи, поэзия, литература, дети, юбилей

Каким человеком была Агния Львовна?

Когда мне было семь лет, мы с мамой шли по улице, и я ее о чем-то спросила. Она ответила: «Не мешай, я работаю». Тогда я не поняла, как это возможно. Но мама действительно работала всегда.  Работа была для Агнии Львовны главным делом и увлечением.

Ещё у неё была настоящая потребность помогать. Совершенно незнакомые люди писали ей, просили о чем-то, и она делала все, что могла. Часто просили устроить кого-нибудь в хорошую больницу. И тогда мама звонила главврачу и говорила, что это «племянник» или «племянница», хотя это был совершенно чужой человек. Такая ложь во спасение. И как-то главный врач одной из больниц сказал: «Агния Львовна, что-то много у Вас племянников и племянниц. Вы мне часто звоните».

Необходимость помогать людям воплотилась позже в программу «Найти человека», которую Агния Львовна вела на радио «Маяк» с 1964 по 1973 годы. Принципиально здесь было то, что поиски велись без точных данных, необходимых для официального поиска, а только по детским воспоминаниям!

Как возникла идея программы «Найти человека»? 

Началось все с поэмы Агнии Львовны «Звенигород», в которой рассказывалось о послевоенном детском доме, воспитанники которого потеряли родителей во время войны.

 Здесь со всех концов страны

Собраны ребята:

В этот дом их в дни войны

Привезли когда-то...

После, чуть не целый год,

Дети рисовали

Сбитый черный самолет,

Дом среди развалин.

Вдруг настанет тишина,

Что-то вспомнят дети...

И, как взрослый, у окна

Вдруг притихнет Петя.

До сих пор он помнит мать...

Это только Лелька

Не умеет вспоминать —

Ей три года только.

Уборщица из Караганды, прочитав поэму, написала маме письмо, в котором рассказала, что во время войны пропала ее восьмилетняя дочь Нина. Агния Львовна позвонила в милицию, и в итоге девочку удалось найти. Об этой истории написали Карагандинские газеты. После этого случая к Агнии Львовне начали обращаться матери и воспитанники детских домов с просьбами разыскать родных. Во многих письмах не было точных данных, ведь терялись и совсем маленькие дети. Иногда они не знали своей фамилии, путали ее с отчеством, забывали  из какого они города; кто их родители. Даже возраст детей зачастую определял врач. Как найти их близких? Тогда Агния Львовна решила попробовать искать, опираясь на детские воспоминания. В длинных письмах, написанных от руки, она пыталась найти такой эпизод, который могли помнить и тот, кто ищет, и тот, кого ищут.

На «Маяке» ей разрешили сделать передачу  «Найти человека», которую она вела раз в месяц. В начале программы Агния Львовна рассказывала об удавшихся поисках, а потом читала выдержки из писем, где люди искали своих родственников. Многие тогда слушали эту передачу. Если у кого-то были знакомые, искавшие родственников, им рассказывали об этих передачах. Так что искали "всем миром". На имя Барто в радиокомитет и к нам домой ежедневно стали приходить письма от 70 до 100, а иногда и 150 писем в день.

В редакции «Маяка» их просматривала Нина Фёдоровна Лысенко. Письма, в которых были какие-то данные для официального поиска, а такой поиск вели и Красный Крест, и милиция, передавались туда; а "безнадёжные" - без точных данных - передавались маме.

Передачу "Найти человека" мама вела почти 9 лет. За это время по детским воспоминаниям удалось соединить около 1000 семей. 

Были совершенно удивительные истории. Одна девочка запомнила только то, что она из Ленинграда,  жила в доме, где посреди двора торчала труба, была баня, на углу находилась булочная, а название улицы начиналось на «О». Была проведена огромная работа. Добровольцы, помогавшие маме в Ленинграде, ходили в проектные институты, чтобы узнать о фасадах разбомбленных зданий, искали улицу на букву «О» с баней, трубой и булочной, но ничего не получалось. В конце концов, кто-то посоветовал им обратиться к пожилому банщику, который знал все бани в Ленинграде!  И банщик узнал это описание! Но улица называлась Сердобольской,  а память девочки сохранила лишь буквы «О».   

Каким образом Агнии Львовне удавалось найти в письмах зацепку, которая помогла бы в поисках?

Успеху в поисках во многом способствовали внимание Агнии Львовны к мелочам и ее знание детской психологии. В письмах мама находила детали, которые может вспомнить ребенок, забывший даже свое имя. Например, сестра и брат искали друг друга. Мальчик помнил такой эпизод из детства: у него шатался зуб, и надо было его вырвать. Зуб привязали веревкой к двери. Девочка дернула дверь, зуб выскочил, а мальчик упал. Этот эпизод и вспомнила его сестра, описав его.

Или вот еще одна невероятная история. Служащая железной дороги нашла маленькую девочку в муравейнике. Малышку удочерила семья из соседнего поселка. Прошло много лет, и мама этой девочки решила ее разыскать, но единственное, что она могла знать о дочери, что у той была на руке родинка в виде розочки. И когда объявили розыск, откликнулись из одного колхоза, где работала женщина с родинкой в форме розочки на руке. И оказалось, что это именно она и есть!

Сколько детей удалось найти благодаря этой передаче? Почему ее закрыли?

Почти девять лет длилась эта передача. Маме удалось соединить около тысячи семей!  Были не только письма; Агнии Львовне постоянно звонили, многие приезжали к нам домой. А закрылась передача просто потому, что иссяк поток писем: в основном своих детей искали матери, а со временем они постарели,  их воспоминания потускнели.

Агния Львовна – одна из любимейших детских поэтесс. А у нее самой  какие были любимые поэты и писатели?

Писать стихи мама начала с четырех лет. В юности увлекалась Ахматовой, подражала ей, писала стихи о сероглазых королях и принцах. А однажды кто-то забыл у них дома книжечку Маяковского. Мама ее прочла и была не только вдохновлена и очарована, но и поняла, что тоже имеет право ломать ритм. Владимиру Владимировичу Маяковскому она посвятила стихотворение:

Рождайся, новый человек

Чтобы гниль земли вымерла

Я бью тебя челом, Век

За то, что дал Владимира

Мама очень любила Пушкина; преклонялась перед прозой Лермонтова; с большим интересом читала классиков – Толстого, Гоголя, Достоевского и всегда обращала внимание на то, что они пишут о детях.

Среди современных ей писателей... трудно перечислить - она ценила, любила, уважала Чуковского и Маршака, Светлова  и Берестова, Акима, и Токмакову, Кассиля. Конечно, Михалкова считала очень талантливым детским поэтом и жалела, что он мало пишет.

Как происходил сам процесс написания стихов у Агнии Львовны?

В кругу маминых друзей было принято читать друг другу только что написанные стихи. Мама очень ценила, что Александр Фадеев при всей своей занятости и сложности его жизни всегда находил время, чтобы послушать ее стихи. Михаил Светлов как-то рассказал о том, как в два часа ночи позвонил своему другу, чтобы прочесть только что написанные стихи. Друг воскликнул: «Сейчас два часа ночи!» На что Светлов ответил: «Я думал, что дружба – понятие круглосуточное». 

Свои новые стихи мама читала всем, кто был в доме  - будь то члены семьи или зашедший электромонтер -  и очень внимательно следила за реакцией. И если она чувствовала, что где-то в восприятии стихотворения есть заминка, то она переделывала до тех пор, пока все не вставало на свои места. У некоторых стихотворений бывало и по 40 вариантов. Успех ее стихов, мне кажется, в значительной мере обусловлен тем, что в них всегда есть мысль, а ритм и рифмы чёткие и потому легко запоминаются.

Один из самых дорогих отзывов о ее стихах мама получила от Бориса Леонидовича Пастернака. В те времена бумага была дефицитна, поэтому в издательствах поступали следующим образом: набирали верстку, присылали маме для правки, после чего она отправляла листы обратно. В издательстве правку учитывали, но, чтобы сэкономить бумагу, на обратной - чистой - стороне печатали гранки другого автора и в таком виде отправляли ему на правку. Как-то раз листы с исправленной Агнией Львовной версткой попали к Борису Леонидовичу Пастернаку. Он их прочитал, после чего позвонил маме и сказал: «Вы работаете, как жонглер». Мама сначала насторожилась, подумав, что Борис Леонидович имеет в виду, что она жонглирует словами. «Нет, - сказал Пастернак. – Если у жонглера падают какие-то предметы, он должен их поднять и снова повторить номер, а вы пишете так, что слова стоят и не качаются».

Как Агния Львовна относилась к своей популярности?

Я бы сказала, ответственно. Мама дорожила отзывами каждого читателя, независимо от его возраста и положения. Очень обрадовало ее детское письмо: «Я вас люблю и оборачиваю в бумагу. Когда вы порвались, я вас склеила».

Однажды в Колонном зале Агния Львовна читала стихи перед огромной аудиторией и очень заволновалась, когда слушатели не смеялись в тех местах, где обычно смеются, но смеялись немного позже. Мама была в полной растерянности и никак не могла понять, почему аудитория так реагирует. Потом выяснилось, что это были глухонемые дети, и им переводили стихи сурдопереводчики. Естественно, переводы чуть задерживались, и детская реакция тоже.

Как у Агнии Львовны получалось настолько тонко чувствовать детей? Откуда она брала темы для детских стихов?

О том, что интересно детям, мама узнавала из жизни. Она ходила в школы и детские сады, слушала, о чем говорят девчонки и мальчишки на улице, бывала в редакциях «Пионерской правды» и  «Веселых картинок» и просила показать ей детские письма.

В 1941-42  годах мы были в эвакуации в Свердловске. Когда отцы и старшие братья ушли на фронт, на заводах остались женщины и подростки. Подростки часто шли пешком из деревень, чтобы научиться работать на заводах и помочь фронту. Многим из них приходилось подставлять ящик, чтобы доставать до станка. Агния Львовна хотела об этом написать, Но она всегда писала только о том, что хорошо знает, поэтому пока не решалась подступиться к этой теме. Мама рассказала об этом Павлу Петровичу Бажову. Он позвал ее на собрание ремесленников, перед которыми выступал, а потом сказал: «А Вы пройдите с ними весь их путь в училище и на заводе до того момента, когда они получат разряд. Не со стороны наблюдайте, а учитесь вместе с ними их делу, и тогда поймёте их психологию». И она действительно училась токарному делу и сдала на самый низкий разряд. Хорошим токарем она не стала, но и задача её была не в этом. С ремесленниками она провела всё время их обучения, после чего написала книжку «Идет ученик».

Всё это время мысль попасть корреспондентом на фронт не оставляла маму. Она  долго добивалась командировки на фронт, но не удавалось получить разрешение ПУРККА (Политическое Управление Рабоче-Крестьянской Красной Армии). Агния Львовна обратилась за помощью к Фадееву. Объясняла, что писать может только о том, что хорошо знает. Поэтому, не побывав на фронте, писать о войне не имеет права. В итоге мама добилась разрешения и дважды  была на фронте. Читала стихи бойцам. Многие из них недавно сами были её читателями. Писала боевые листки. Опубликовала свои фронтовые блокноты (В книге «Записки детского поэта»).

 

Самое популярное

Колонки

27 ноября
Чтобы санкции были сняты, России нужно выполнить Минские соглашения и отказаться от Крыма. Оба этих требования невыполнимы.