Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 76.35
€ 89.25

Сгоревшая Русь: как спасти уцелевшие памятники деревянной России

За последние десятилетия ушла в историю «деревянная Русь». Уникальные памятники деревянного зодчества потихоньку пропадали с карты ради бизнес-центров и жилых кварталов. Где-то целенаправленно уничтожались с помощью «эпидемии пожаров», внезапно уничтожавшей деревянные шедевры, на лакомых кусочках земли, а многие строения погибали просто из-за отсутствия необходимой реставрации. В результате специалисты говорят о катастрофической ситуации с памятниками деревянного зодчества. 

Очередным грустным поводом для разговора о необходимости спасения памятников деревянного зодчества стал пожар уничтоживший Успенскую церковь в Иваново, одну из 2 сохранившихся до наших дней старинных клетских церквей с уникальной росписью стен. 

Почему реального восстановления культурного наследия на ежегодно выделяемые из бюджета деньги не происходит, и как спасать оставшиеся памятники, рассказали реставраторы, экономисты и специалисты по деревянному зодчеству.

Фото: Сайт "Хранители Наследия"

Источник: www.oprf.ru
Галина Маланичева
Член Общественной палаты РФ, председатель ЦС Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры
4 декабря 15:14

На месте старинной Рязани остался только серый, обыденный город

В России складывается неблагоприятная ситуация с  памятниками деревянного зодчества – несколько последних лет, несмотря на выделяемые из федерального бюджета средства, объекты культурного наследия разрушаются. Почему важно именно реставрировать деревянные памятники архитектуры, а не реконструировать их, объясняет член Общественной палаты России, председатель центрального совета «Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры» Галина Маланичева.

В последние годы мы теряли памятники деревянного зодчества один за другим. Это происходило по разным причинам не только в отдаленных от цивилизации местах, но и в центре крупных городов. Деревянная застройка больше всего подвержена риску уничтожения – так бизнесмены освобождают места для нового строительства. Часто и властям проще отказаться от реставрации и на месте памятника архитектуры построить новое здание с большим количеством утилитарных функций. В результате мы имеем такую уродливую архитектурную среду взамен совершенно прекрасных объектов деревянного зодчества, которые еще можно было спасти.

Например, в Томске были разработаны проекты по реставрации жилых домов, которые относятся к памятникам архитектуры деревянного зодчества. В этом городе у местных властей получилось провести несколько удачных реставрационных проектов.  После этого город по-настоящему преобразовался, заиграл новыми красками, вернул себе первозданный облик. К сожалению, дело не было доведено до конца – наверное, у руководства не хватило средств, желания, воли на то, чтобы продолжить эту работу в городе и в других регионах.

Вспомните, какой красивой была Рязань, сколько памятников в этом городе было снесено, в центре города был большой массив деревянной застройки. Там случались пожары один за другим и к сегодняшнему моменту там почти ничего не осталось – только серый, обыденный город. Суздаль вполне мог сохраниться в своем уникальном облике, если бы там все делалось с умом, но, к сожалению, этого не происходило.

Суздаль – это уникальный город с красивейшим ландшафтом и окружением. Несмотря на состояние памятников, туристы все равно продолжают ездить. Однако, как только местные жители начали продавать свои деревянные дома, на месте этих старинных строений начали появляться каменные монстры, которые нельзя никак иначе назвать. Я не спорю с тем, что и каменные дома можно строить с чувством, с мерой, с красотой. Но чаще всего в российских городах этого не происходит - со вкусом у нас плоховато. Даже несмотря на это, Суздаль пытается сохранить свою уникальную застройку.

Я считаю, что государству необходимо помогать людям, которые живут в домах, попадающих в перечень культурного наследия. Им самим не сохранить облик этих памятников. Замена деревянных памятников на новоделы в городах – это очень большая беда. Ведь даже те дома, которые оставили жильцы из-за ветхости почти всегда можно отреставрировать и превратить их в музеи, представляющие интересы для туристов.  И такие примеры есть – деревянную застройку удачно приспосабливают в Коломне. Это значит, что сохранение памятников возможно.

Источник: www.hse.ru
Татьяна Абанкина
Директор Центра прикладных экономических исследований Высшей школы экономики
4 декабря 15:15

Памятники культурного наследия должны быть интересны инвесторам

Как сделать памятники русского деревянного зодчества привлекательными для инвесторов, рассказывает директор Центра прикладных экономических исследований Высшей школы экономики Татьяна Абанкина.

Сохранение культурного наследия – это задача, которую должно решать государство или органы местного самоуправления, потому что большинство памятников находятся в федеральной, муниципальной или региональной собственности. Доля памятников, находящихся в частной собственности в России не так велика, поэтому есть смысл говорить о мерах, которые именно государство может предпринять для сохранения этих памятников. 

Понятно, что у государства не хватает бюджетных средств для того, чтобы качественно заниматься спасением памятников. Поэтому что задача привлечения внешних ресурсов со стороны бизнеса, людей, бывших владельцев. В такой ситуации важно, чтобы были разработаны схемы сотрудничества, которые будут привлекательными и для инвесторов, и для культуры. Я перечислю важнейшие составляющие этой взаимовыгодной схемы.

Первое условие, которое придает привлекательности памятникам старины – это возможность его коммерческого использования в дальнейшем. Например, такое здание может быть использовано в качестве небольшой гостиницы, арт-резиденции, кафе, ресторана, художественного салона. Исключение составляет музей – это то, что не приносит много денег инвестору. Государству важно понимать, что инвестору надо предлагать такие памятники, которые допускают его утилитарное использование.

Второе условие – это дополнительные благоприятные бонусы для инвестора. Реставрация объектов культурного наследия требует дополнительных вложений, поэтому бизнесу или частному лицу нужно делать поблажки. Пример уже работающего такого проекта аренды «рубль за метр». Речь идет о долгосрочной аренде на особых условиях – таких, чтобы инвестор предполагал в будущем возврат вложенных средств.  

Следующее условие привлекательности памятников культурного наследия - это инфраструктура вокруг них, доступ к ним. Сейчас множество таких памятников находятся вдалеке от дорог, путь к ним сложно описать, чтобы решить эту проблему, необходимы совместные усилия государства и частного инвестора. Чтобы более детально прорабатывать возможные схемы сотрудничества частников и государства, очень важно проводить открытые консультации, где все варианты можно будет обсудить.

Еще одно условие – это подготовленность объектов культурного наследия к передаче их инвестору. Нужно, чтобы объект был сомасштабен рынку. Не всегда находятся инвесторы, которые готовы взять под свою опеку целый комплекс зданий-памятников. Должна быть проведена работа по подготовке отдельных лотов, которые смогут заинтересовать инвестора.

Сегодня невозможно реконструировать никакой объект культурного наследия без современного комплекса удобств. Конечно, должна быть проведена большая работа с участием реставраторов, искусствоведов и других специалистов. Но не представить такой объект без проекта, каким именно образом этот памятник может быть вписан в современную инфраструктуру. Без туалета, электричества и современного отопления культурный объект, скорее всего, не будет привлекателен для инвестора.

Помимо этого, со стороны государства сейчас нужна огромная работа по описанию памятников на уровне проектной документации. Если общехудожественное, историческое значение памятника описано, то на уровне проектной документации в отношении интерьеров такого описания чаще всего не бывает. Непростая работа, но существуют специальные программы, которые значительно упрощают задачу.

Источник: archnadzor-ru.livejournal.com
Константин Михайлов
Координатор Архнадзора
4 декабря 15:18

Древние храмы просто не доживают до реставрации

Почему крайне важно ускорить бюрократические процедуры, предшествующие реставрации старинных деревянных памятников, рассказывает координатор Архнадзора Константин Михайлов.

Если говорить о проблемах, то, во-первых, это пожары. Один из важнейших факторов сохранения памятников деревянного зодчества в России – их предотвращение. Такие здания сгорают за несколько минут, и часто, когда пожарные прибывают на место, восстановить памятник уже не представляется возможным.  В качестве программы минимум я предлагаю выделяемые на сохранение памятников средства потратить для начала на установку автоматической системы пожаротушения. Такое оборудование обязательно должно быть установлено в старинных зданиях, которые построены полностью из дерева.

Во-вторых, огромная проблема – это разрушение этих памятников в силу естественных причин – обезлюдение земель. Когда памятник находится вблизи населенных пунктов, которые в какой-то момент полностью покинули люди, древние здания оказываются заброшенными. Это действительно проблема.

Для считанных объектов возможен перевоз либо в другие населенные пункты, либо в музеи деревянного зодчества.  Но в масштабе страны такой перевоз объектов невозможен из-за дороговизны и из-за неудовлетворительного состояния самих памятников.  Кроме того, произвольное изменения место расположения памятника также приветствуется не всегда.

На мой взгляд, сейчас государство должно сделать акцент не столько на реставрации памятников деревянного зодчества, сколько на обеспечении их противоаварийности и консервации. Во-первых, эти работы все-таки дешевле реставрации и не требуют длительного времени реализации, а во-вторых, это позволит физически продлить жизнь памятникам, десятки которых сейчас балансируют на грани жизни и смерти.

Кроме прочего, я предлагаю Министерству культуры не распылять те и без того небольшие средства, выделенные на сохранение наследия, а тратить их целенаправленно – не на все объекты понемногу, а только на те, риск разрушения которых особенно велик. Представители Министерства культуры согласились с таким предложением, но пока никакой работы за этими словами не последовало, возможно, работа идет, просто я о ней не знаю.

Еще один способ сохранения памятников деревянного зодчества – это помощь волонтерским группам, которые пытаются спасать объекты сами, на свой страх и риск. Они находят эти объекты, на свои средства приезжают туда и собственными руками восстанавливают, насколько только это возможно – подпирают эти храмы, устанавливают конструкции, помогающие зданиям хотя бы не падать.

Дело в том, что если совершать все это по букве закона, то любое такое деяние будет растягиваться на несколько лет из-за бюрократии, и сами памятники просто не дожидаются и разрушаются.  Я бы выступал за упрощение процедур. Не спорю с тем, что такие действия должны происходить под контролем органов охраны наследия и опытных реставраторов, но процедура не может готовиться так долго, как это происходит сейчас.  Это крайне важный вопрос – надеюсь, он тоже будет прорабатываться. По крайней мере, до Министерства культуры это было доведено.

Источник: wikipedia.org
Александр Попов
Архитектор, реставратор деревянных храмов
4 декабря 15:21

Сейчас на государственные деньги уничтожаются памятники архитектуры

Почему действующая схема работает в убыток государству, рассказал  архитектор, реставратор деревянных храмов Александр Попов.

На реставрацию деревянных памятников государство ежегодно выделяет огромные суммы денег, но в последние лет 10 ни одного отреставрированного памятника (я говорю только о деревянных объектах) нет. Почему? Сейчас расскажу.

Есть фирма с условным названием «Рога и копыта», которая из раза в раз выигрывает конкурс, после чего начинает искать себе субподрядчика. Понимаете, что это значит? В последние 6 лет моя компания даже не участвует в этих конкурсах. Условия конкурса таковы, что выполнить их не может никто. Например, деньги выделяются на год работы, а конкурс проводится летом. Все это не соответствует благоприятным для реализации условиям. Во-первых, нельзя выполнить реставрационную работу, рассчитанную на год, за три месяца или даже за полгода. Во-вторых, материал для реставрации – дерево – заготавливается только зимой. Это значит, что на выполнение работ остается три месяца. Я ни раз говорил о том, что если планируется объявить конкурс на год, это следует делать в октябре, ноябре, декабре, но не летом, когда нужного материала нет. Такие условия не может выполнить ни одна реставрационная компания. Ни одна!  Что же происходит на самом деле?

Условная фирма «Рога и копыта», выигрывая конкурс и получив деньги, находит некачественных специалистов, которые, однако, имеют лицензию на такую работу. Для понимания поясню, что компаний с лицензиями на реставрационные работы крайне много, реальных специалистов почти нет, потому что их некому учить и им негде работать. Сделайте так, чтобы выигрывали нормальные фирмы, измените время проведения конкурсов.

Когда заместителем мэра Москвы по экономической политике был еще Андрей Шаронов, и конкурсы на реставрационные работы только начались, я был очень рад такой схеме. Но первый же конкурс показал, что компания не может выполнить все условия, которые в нем описаны. Получается, что сейчас на государственные деньги уничтожаются памятники деревянной архитектуры.

Каменная архитектура в России вторична, она пришла к нам из Европы, из Византии, но о деревянной архитектуре такого сказать нельзя. Такого деревянного зодчества нет больше нигде в мире.  Есть Норвегия, Швеция, Япония, их деревянная архитектура другая – такой застройки, как у нас нет больше нигде, но она умирает на наших глазах. Я больше 40 лет занимаюсь реставрацией и вижу это, и это очень страшно.

Из-за непрофессиональной работы горе-реставраторов уничтожаются древние памятники архитектуры. Я давно призываю лишить лицензии всех тех, кто испортил хотя бы один памятник. Но нет – власти даже на это не идут. Они присваивают категории специалистов людям, которые нигде не учились. Лицензии дают тем, кто когда-то в деревне дрова колол, т.е. не реставраторам. В наш XXI век профессиональные реставраторы делают лазерное сканирование, пользуются новейшими технологиями… А потом приходит парень от сохи и делает то, что умеет. После того, что происходит, спасти памятники уже невозможно.

Необходим целый ряд мероприятий, но я сказал о самом важном. Не решив этих проблем, ничего не сделать.

Источник: www.ard-center.ru
Игорь Шургин
Архитектор-реставратор, управляющий Фонда «Поддержка памятников деревянного зодчества»
4 декабря 15:37

Деревянное зодчество может привлекать в Россию толпы туристов

Почему не реставрируются шедевры деревянного зодчества, объясняет архитектор-реставратор, управляющий фонда «Поддержка памятников деревянного зодчества» Игорь Шургин.

Проблемы деревянного зодчества – это не какой-то остров, а это часть проблем всего дела сохранения культурного наследия. Заключаются эти проблемы не только в том, что денег мало, хотя это так из-за запущенности, а в рациональности их использования.

За последние годы на федеральные деньги государственными организациями не отреставрировано практически ничего – ни одного памятника деревянного зодчества.  И такая история длится уже давно, усложняясь из года в год. Стоимость таких работ в России необычайно завышена. Это происходит из-за того, что реальным исполнителям, кто машет топорами, достается лишь малая часть тех денег, которые были выделены государством.

Система торгов в России сейчас одинакова и для парикмахерских услуг, и для туристических, и для реставрационных.  Другая проблема – время проведения конкурсов – их объявляют, когда заготавливать лес уже поздно. Более того – требуется большой залог (в зависимости от сметной стоимости реставрационных работ), который не может внести действительно высокопрофессиональная реставрационная компания. Таким образом, участвовать в конкурсах становится невозможно, и в них выигрывает какой-то монстр, сам никогда не выполнявший подобных работ, а только нанимал подрядчиков, а они в свою очередь нанимали реставраторов, лицензии которым выдавал непонятно кто.

Кроме того, в этой схеме есть Министерство культуры, которое либо само заключает договоры, если ему это выгодно, либо просит делать это фирму-подрядчика, перечисляя ей за это деньги. Очевидно, что структура слишком громоздкая, особенно в условиях небольшого объема бюджетных денег в этой отрасли.

Дело в том, что при небольшом объеме работ невозможно прокормить огромное число реставраторов, однако лицензии на такие работы имеют сотни организаций.  Спрашивается: откуда столько реставраторов? У нас столько не учат. А вот ответ: лицензии выдаются вне соответствии с реальными профессиональными возможностями человека. Но именно такие организации не имеют никакого отношения к реставрации. А те, кто серьезно этим занимается, оказываются за бортом. Многие достойные организации с уважаемыми специалистами вообще не участвуют в конкурсах и судятся. Министерство культуры в лучшем случае занимает соглашательскую позицию.

Еще одна проблема в этой сфере – подготовка специалистов. Не так много мест, где реставраторов реально учат. А те, кто все-таки выучился, не имеют фронта работы, хотя он есть.

При всех этих нестыковках существует еще одна проблема – полное отсутствие просвещения населения в области охраны архитектурных памятников. Люди просто не знают о памятниках архитектуры, они вообще не имеют к ним никакого отношения. А потом на высоких совещаниях чиновники отмечают «инертность и даже враждебное отношение общей массы населения к проблеме сохранения наследия».

Если сравнивать, как к архитектурному наследию относятся в Европе, то вы увидите, в каком прекрасном состоянии их памятники искусства. Это не идет ни в какое сравнение, с тем, что происходит в России. А ведь наши старинные дома тоже могут выглядеть также и при этом производить значительное впечатление. Это то, что может привлечь в Россию миллионы туристов - таких памятников, как у нас нет больше нигде в мире, но мы о них не заботимся. Наше общество психологически к этому не готово. Решать эту проблему должно государство, которое во многом воспитывает людей.  

 

Источник: vk.ru
Григорий Фандеев
Cопредседатель КРОО «Защита архитектуры Петрозаводска», член Общественной палаты республики Карелия
4 декабря 15:38

Власти должны пойти на компромисс ради сохранения культурного наследия

Как активисты помогают сохранить памятники русской культуры, рассказывает сопредседатель КРОО «Защита архитектуры Петрозаводска», член Общественной палаты республики Карелия Григорий Фандеев.

 Мы не профессионалы, мы создались, когда в нашем родном городе Петрозаводске рушился всем нам дорогой кинотеатр «Сампо». Он был открыт после войны, а строился в довоенное время. Каким-то чудесным образом этот кинотеатр не попал в реестр памятников культурного наследия и был приватизирован. Как только стали появляться протесты, это кинотеатр и вовсе демонтировали. На этом месте теперь строится дом, но я не думаю, что людям, которые лишили нас культурного наследия – объекта, который во многом составлял образ города -  эта постройка принесет счастье.

В России на поддержку памятников культурного наследия ежегодно выделяются большие деньги, но объекты деревянного зодчества находятся в зоне риска и госсредства могут просто не успеть до них дойти. Дерево требует к себе особого отношения. В Карелии много памятников деревянного зодчества, на территории Республики находится множество церквей, самый известный комплекс – это Кижи. По поводу других объектов культурного наследия, мы постоянно слышим о том, что из бюджета выделяются деньги, однако результата от их реализации как будто нет. Такое ощущение, что Кижи – это единственный памятник, который требует заботы о себе. Есть целый ряд часовен и церквей, которые незаслуженно забыты.

Я вижу здесь один выход из ситуации. Помимо увеличения бюджета на эти цели, крайне важно искать инвесторов и меценатов, которые возьмут на себя ответственность за эти памятники. В дореволюционной России таких людей было много, они хотели внести свою лепту в восстановление исторических памятников. Многие из них действовали по религиозным мотивам. Я лично знаю несколько человек, которые занимаются восстановлением храмов в Карелии. Эти люди разными способами привлекают средства – проводят благотворительные концерты, например. 

Существуют несколько пластов проблем в этой сфере. Первая из них – это выявление памятников культурного наследия, среди которых множество объектов деревянного зодчества. Такие объекты не всегда выявляются вовремя, и мы утрачиваем их еще на стадии обнаружения опять-таки из-за хрупкости материала. Либо памятник разваливается и умирает сам по себе, либо ему «помогают» заинтересованные лица, которые строят на освободившейся земле другие, более прибыльные объекты, которые, разумеется, никак не связанны с историческим и культурным прошлым России.

Помимо этого существуют пробелы в законодательстве, которые не регулируют способы сохранения исторической ценности и коммерческую составляющую. Так в соседней Финляндии часть здания – арматура, сделанная по современным технологиям, а фасадные части сохранены. В России профессионалы не считают это реконструкцией и склонны оценивать такие объекты не как памятники, имеющие ценность. Но я считаю, что с точки зрения визуализации, туристического потенциала и сохранения следа этого объекта в истории, допустимы и такие технологии. По крайней мере, это лучше, полного утрачивания памятника архитектуры.

 Еще одна проблема – постоянное нарушение законодательства в области строительства. Оно преследует в том числе и памятники деревянного зодчества регионального, муниципального и федерального значения.

В Петрозаводске организован исторический квартал – город с сохраненными памятниками деревянного зодчества, порядка 5-6 памятников. Внутри этого квартала горожане ежегодно проводят костюмированный бал, посвященный определенной исторической эпохе. Я думаю, что можно практически в каждом городе создать исторический квартал, куда можно даже привезти некоторые объекты. Это было бы привлекательно и с точки зрения туризма, и с точки зрения сохранности этих памятников. Организация, которая занималась бы этим, владела бы землей и получала бы от своей деятельности реальный доход.

Вообще гражданам нужно занимать активную жизненную позицию, говорить, если памятники уничтожают незаконно, а государственным чиновникам стоит больше прислушиваться к общественности, тогда постепенно ситуация будет меняться к лучшему.

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

15 марта 2019 г.
Политика Минздрава совершенно не отвечает интересам значительного количества граждан, которые имеют привычку курения