Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 76.04
€ 90.01

Казус Павленского: как акционизм затмил современное искусство

В ночь с 8 на 9 ноября в Москве прошла странная акция. Петр Павленский, называющий себя акционным художником, облил бензином дверь главного входа здания ФСБ на Лубянке и поджег ее, после чего спокойно стоял и ждал, пока за ним придут. Полиция появилась практически сразу же. Художника обвиняют в вандализме по мотивам идеологической ненависти, а сам он заявил, что поджог двери здания ФСБ – его способ борьбы с терроризмом.

Павленский и ранее устраивал необычные акции. В 2012 году в поддержку Pussy Riot он стоял в одиночном пикете у Казанского собора в Петербурге с зашитым суровой нитью ртом. В 2013 году художник в день милиции прибил свою мошонку к каменной брусчатке Красной площади. В 2014 году он обматывался колючей проволокой у здания Законодательного собрания в Петербурге, отрезал себе часть уха, сидя на заборе Института психиатрии им. Сербского. Большую часть акций художник проводил в обнаженном виде.

Speakercom спросил у художников и арт-экспертов, почему современное искусство в России ассоциируется только со спорными оппозиционными акциями, и может ли акционизм существовать вне политического контекста.

Источник: lplavinsky.ru
Елизавета Плавинская
Художник, арт-критик, искусствовед
20 ноября 11:52

Современное искусство учит целому спектру новой веселой жизни

Москва переживает новую волну акционизма. Художник, арт-критик, искусствовед  Елизавета Плавинская рассказала, почему широкой общественности хорошо известны только радикальные представители современного искусства.

 Радикальное политическое искусство – это очень маленький сектор гигантского прекрасного явления, которое называется современное искусство. Оно очень сильно влияет на нашу жизнь – и государственную, и частную. Примером тому может быть то, что во всех школах России от всех детей и родителей требуют проектов, во всех институтах и колледжах требуют от студентов концепции. Сами эти слова пришли из современного искусства.

Современное искусство – это область очень глубокого аналитического экспериментального мышления. И государство результатами его деятельности пользуется очень активно. Современное искусство активно участвует в поднятии культурного и туристического статуса самых отдаленных регионов. Простое искусство, например, не поедет за Полярный круг, а современное искусство уже 15 лет там существует. Это десятки авторов, десятки кураторов, фестивали, например, в Норильске, в Мурманске, в Архангельске, в Сургуте, которые начались в 2000-х годах. В то время как вся страна считает эти территории страшными областями непригодными для жизни, там происходят такие масштабные культурные действия. Туда вывозили современных художников, они работали с населением, устраивали мастер-классы, несмотря на экстремальные погодные условия, обустраивали значимые для городов объекты, устраивали музыкальные и книжные фестивали.

Современное искусство учит мыслить глобально, учит целому спектру новой веселой жизни. Это одно из самых эффективных экономических и человеческих антидепрессантов на данный момент. Иллюзия, что в современном искусстве существует только радикальный политический сегмент, существует потому, что информационные агентства реагируют лишь на агрессию и политику. Это выбор прессы. А на самом деле мир современного искусства очень разветвленный и прекрасный. Это такой новый  сегмент экономики во всем мире, очень живой, один из немногих, который не скручивается в результате всемирного экономического кризиса, а, наоборот развивается.

Современное искусство, в первую очередь, учит человека толерантности, открытости и искренности отношений. Павленский хочет быть экстремистом, но на самом деле он же романтик. Просто пресса реагирует только на скандал.

Есть много замечательных акционистов. Это Елена Ковылина, у которой было много акций, и в связи с памятью о Второй мировой войне, и женские темы она исследует, и темы времени. Есть сын Людмилы Петрушевской Федор Павлов-Андриевич, и глава всего русского акционизма Олег Кулик. Их акции о человеческом достоинстве, о вере, о силе духа, о прекрасных вещах. Их надо рассматривать именно в аспекте гуманистическом, когда человек существует отдельно от государства в своем частном пространстве. Вообще такое направление в искусстве называется экзистенциализм. К нему принадлежали Жан Поль Сартр и Ганс Христиан Андерсон.

Акционизм требует от художника очень большой смелости и отдачи. Есть отличный художник-акционист, который политикой не занимается никогда – это Макс Илюхин. Он исследует много вопросов, например, о том, насколько высказывание человека может быть понято. Также вместе с Максом Илюхиным мы делали ярмарку художников для художников, чтобы исключить капиталиста в качестве галереи. Этот опыт пришел из Швеции и удивительным образом его смогли применить в России. У Макса был проект «Отель Москва»: приехали немецкие художники, которые жили в выставочном зале. Это был экологический проект-исследование. Происходило все на Artplay, туда пришли чиновники, смотрели на инсталляции и перфомансы. Причем они пришли в 10 утра, когда художники еще спали. Чиновники должны были исследовать, как искусство осваивает бывшие промышленные территории, и они ушли очень довольными.

Во всем мире из городов вывезли заводы. Кто первым приходит на выжженную территорию, оставшуюся от промышленности? Искусство, которое работает как регенератор.

Более 20-ти лет назад в мире было всего около 5 выставок современного искусства – биеннале и ярмарки. Теперь этих ярмарок и биеннале в каждом большом городе очень много, даже уже не только в столицах. В Москве есть «Экспериментариум», замечательный аттракцион для детей, это интерактивная инсталляция, там нет никакой политики, зато много науки и искусства. И сделан он на базе наработок современного искусства. Народом это востребовано, людям нравятся инсталляции, которые пищат, светятся, содержат в себе модную идею.

Источник: vk.com
Сергей "Африка" Бугаев
Художник, музыкант и актёр
20 ноября 11:45

Ультрамаргинальные явления стали в России мейнстримом

Художник и музыкант Сергей Бугаев ("Африка") рассказывает о том, почему Россия выбрала все самое радикальное и специфическое из современного искусства. 

Ситуация, которая сложилась за последние годы в современном искусстве России, является поистине трагической и крайне бесперспективной. Это связано с тем, что к власти в культуре насильственным способом пришли некие прозападные силы, которые, как и в сфере экономики, решили построить модель, точно копирующую западную. Она и была здесь построена. 

Если вы заметили, на территории России появилось место под названием «Территория АРТ». На ней были построены специальные микроскопические резервуары и теплицы, где были выращены и поддержаны именно те формы искусства, которые являются, к сожалению, тем фантомом современного искусства, который у нас и проявился. На Западе еще в 60-е годы была проведена реформа, и люди типа Pussy Riot ни в коем случае не оказывались на страницах больших источников массовой информации. Они всегда были маргинальными и узко специальными явлениями. Маленькие группы могли наблюдать за поведением людей, для кого-то не очень здоровых, для кого-то веселящихся, занимающихся своей узкой направленностью, 

То, что в нашей стране достояниями многомиллионной аудитории стали явления культуры, рассчитанные на 5-10 человек, это не ошибка, а намеренная культурная стратегия, которая была внедрена в нашей стране. Сама она никуда не денется.

Россия является родиной искусства Авангард. Это тип творчества чуть-чуть опережающий в среднем достигнутый по отрасли. Оно появилось у нас в начале 20 века и никуда не исчезло. В России есть художники 70,60,50-летние, которые занимаются деятельностью, полезной для людей. Для понимания современного искусства предлагаю ввести одну очень простую категорию: полезное и вредное для здоровья. То, о чем мы говорили ранее – вредные для здоровья категории. Но есть вещи очень полезные для здоровья и духовного плана. 
Эта тема вводилась при помощи анестезии нашей культуре. Каким образом ультрамаргинальные явления стали мейнстримом большой вопрос, в том числе и к Минкультуры. Почему у нас маргинальное событие, кто-то нарисует член на мосту перед зданием ФСБ, и это становится темой  не маленького журнала «Член на мосту», а завоеванием газеты «Известия» к примеру. Очень серьезные опасения вселяет то, что в рамках нашего информационного поля есть людишки, которые только и ждут появления очередного тролля: или кто-то трусы снимет, или укусит кого-то. Если кто-то считает это нормальным явлением для художественного процесса, это далеко не так. Во всех Западных странах очень жестко реагировали на подобного рода акции. 

Существует огромное количество заслуживающих внимания деятелей искусства, которые будут гармонизировать наше общество. Современное искусство – очень большая территория 360 градусов. Из них в России выбрали 5% самого радикального и специфического. Нужно разбираться, чтобы не было все доведено до трагических обстоятельств.

Источник: wikipedia.org
Антон Николаев
Художник; эскадронец фракции партии «Народная Доля»
20 ноября 11:57

Акционизм – альтернатива происходящему на востоке Украины

Художник Антон Николаев, эскадронец арт-партии партии «Народная Доля»,  рассказывает, почему акционизм – признак здорового общества.

Акционизм - искусство достаточно специфичного жанра, которое помещает фигуру политическую внутри фигуры эстетической. Художники-акционисты занимаются той частью политики, которая складывается в сюжеты, уже существующие в искусстве.

Традиция акционистского искусства в России складывалась в трех проявлениях. Первое связано с юродствованиями в 17 веке, со скоморохами.  Вторая точка появления подобного искусства – это Серебряный век, жесты авангардистов. И на Западе в это время стало происходить оформление жестов в искусстве. Соответственно, то искусство, которое мы имеем сейчас, выходит с конца 80-х – начала 90-х годов из акций концептуалистов и художников-акционистов: Кулик, Бренер, Осмаловский, Мавроматти. Эти четыре художника занимались только акциями. Если смотреть на это с точки зрения человеческой перспективы, то выстраивается очень стройный сюжет, и странно, что  многие образованные люди очень мало об этом знают, это явные вещи, а не какие-то ультрамаргинальные. И если хорошо знать историю искусства, начиная с юродивых, и заканчивая флешмобом, то вопросов об акционизме не возникает.

Видно, когда какой-то художник делает жест социальный, направленный на превращение знания или создания метафоры происходящего, не сильно завязанного с текущей политикой. На самом деле акция Павленского мало завязана с политикой, это некий посыл – «Ой, как все горит у нас внутри». Смысл скорее такой, чем конкретный политический процесс, протест или заявление. Павленский проходит по касательной политики. Для него политика важна всего лишь как символ реальности. А собственные мысли у него совсем другие, часто провокационные, сложные, диалектические, скорее имеющие отношение к философии, чем к политическому дискурсу. Это понятная логика. Павленский говорит: я совершил этот поступок, воспримите его очень серьезно. Но это всего лишь клоунада. Все должны понимать, что это художник, что он делает одно, говорит другое, а думает третье. Современное общество должно это уметь понимать, считывать. Это хороший тест на зрелость. Он показал, что общество надо оздоровить. У него очень позитивная программа. Он делает какую-то микротрещинку, а для общества это повод задуматься.

Модель акционного искусства оказалась востребованной, но есть и субъективный фактор, возможно, если бы не было бы проекта группы «Война», появившегося в 2007-2008 году, откуда вышли PussyRiot, возможно, такой тип коммуникаций и не проявился бы сейчас. Я считаю, что это хорошо, потому что это альтернатива тому, что происходит на востоке Украины. Люди в театральном режиме обсуждают актуальные проблемы, а не ждут, пока они разорвут общество. Это способ сбрасывания лишней энергии, снижения напряжения в обществе.

Общество, где происходят акции «Войны», Павленского, PussyRiot в целом будет более здоровое, чем то, в котором будут только правильные вещи, а потом что-то серьезное рванет. Многие художники разделяют такую позицию – что это в принципе полезно. Это не деструкция, а новые формы развития. Мы же не только читаем серьезные произведения, но любим и сказки, и юмористические произведения. Это как с романом «12 стульев», который вышел в сталинское время. В книге сильно вышучиваются все проблемы общества. И обществу всегда нужна такая отдушина.

Акционистские художники в своем творчестве всегда заступают за грань, но не до конца, они занимаются трансгрессией. Они не выходят за пределы своей конвенции, а делают шажок, когда искусство требует нового. Насилие над личностью – это то, чего художники никогда себе не позволят. А насилие над имуществом – это игры, в которые обычно играют художники. Акционисты заступают, но не выходят за пределы. Эти признаки отличают художника от того, кто пытается делать какие-то спекулятивные жесты. 

Источник: www.nutcall.com
Вячеслав Мизин
Художник, участник арт-группы «Синие носы»
20 ноября 12:02

Глубины акционизма надо изучать как ядерную физику

Пока широкая публика пытается понять, что хотел сказать Петр Павленский, устроив поджог двери здания ФСБ,художник, участник российской художественной арт-группы «Синие носы» Вячеслав Мизин объясняет, как научиться разбираться в акционизме.

Акционистское искусство, конечно, существует вне политики. Это форма существования современного искусства, как абстракционизм и различные другие жанры. Например, была такая акция: человек в большом корыте с бетоном в течение продолжительного времени ходил по кругу с веревкой до тех пор, пока бетон не застыл. Это можно интерпретировать как политический акт, что человек погряз в действительности. А можно интерпретировать как акт абстрактного искусства, исследования материала. Журналисту ближе политический контекст, а художнику – абстрактный. Есть акционисты, которые действуют явно с политическим уклоном, а есть те, которым политический уклон присваивают. Так удобней журналистам, они в последнее время падки на простые желтые радости, никто не хочет заниматься анализом, самообразованием. Мы скатились в зону простоты и дебильности.

Акционистское искусство интерпретирует зритель, а если Павленский заявляет, что его акция – это искусство, значит так к этому и необходимо относиться. Если художник хочет представить это как искусство, значит это искусство.

Сейчас идет новая волна акционизма. Он начался в России с первых акций Олега Кулика и Александра Бремера. Тогда, в середине 90-х, была первая волна российского акционизма. Это связано с политическими изменениями. Кулик пытался средствами акционистского искусства представить некий образ России того времени.

Акционизм - один из жанров современного искусства, достаточно много акционистов проживают на Западе. И чтобы его понять, необходимо потрудиться, бедный обыватель не стремится познать глубины ядерной физики, точно также он не стремится познать глубины акционистского искусства. Надо идти в библиотеку, книжки читать, образовываться. Моего друга, неспециалиста в области современного искусства, как-то спросили, как он научился в нем разбираться. Он сказал, что посмотрел 5 миллионов картин, относящихся к сфере современного искусства последних 15-ти лет. После просмотра первых 500 тысяч придет недоумение, на втором миллионе – некое понимание, а после пятого человек уже станет специалистом.

Источник: vk.com
Алек Петук
Cовременный художник, автор перформансов и цикла "Офисный Планктон"
20 ноября 12:07

Энергия авангарда из акционизма ушла

Москва переживает новую волну акционизм. Художник, автор перформансов и цикла «Офисный Планктон» Алек Петук рассказал, почему акционизм можно сравнить с живописью.

Любая художественная акция может существовать вне политики. Она может быть, например, посвящена проблематике искусства. Все остается за автором, который решает, как сделать акцию. Акционизм был интересен для меня в качестве художественной практики. Когда я ходил по Москве в маске зайца – это было некое художественное действие, развивающее восприятие. К сегодняшнему акционизму я бы это уже не отнес.

Мое мнение по поводу акций Павленского находится в точке ноль. Но очевидно, что энергия авангарда из акционизма ушла. Акционизм теперь всегда будет существовать как живопись, будет множество художников, которые этим будут заниматься, сегодня есть интересные акции. Акционизм – очень живое явление, которое теперь постоянно присутствует в искусстве.

Искусство 20-го века постоянно разрушало границы. А авангард разрушал границу между искусством и не искусством. Сегодня зритель сам может решить, искусство это или нет, возникает эффект наблюдателя.

Расцвет акционизма был в 90-х. В международном контексте широко известна ситуация московского акционизма, а также три его основных представителя – Бренер, Осмоловский и Кулик. Тогда акционизм был авангардом, в нем было что-то новое. А сейчас акционизм – это такое же явление, как живопись, то есть вроде он умер, а на самом деле он есть, живет и к нему есть общественное внимание.

Сейчас я, как и все мы, нахожусь в расширенном эстетическом поле, поэтому для меня нет никакой разницы, делать акцию или рисовать картину.  

Источник: www.rma.ru
Николай Палажченко
Руководитель факультета «Арт-менедмент» бизнес-школы RMA, арт-критик, искусствовед
20 ноября 12:12

Потомки будут анализировать композицию, а не политические смыслы

Москва переживает новую волну акционизма. Руководитель факультета «Арт-менедмент» бизнес-школы RMA, арт-критик, искусствовед Николай Палажченко рассказал об исторической перспективе политического искусства.

Акционизм возник во второй половине 20 века. В России в 90-е годы было очень много художников-акционистов – и политических, и неполитических, которые тоже широко обсуждались. Сейчас этот жанр сложно назвать новым. Он всем более менее понятен. Ежедневно миллионы художников рисуют картины, снимают фотографии, делают перфомансы, спектакли, это ход жизни. 

И в живописи есть художники, которые рисуют на тему политики, и люди, которые рисуют пейзажи. Также в искусстве акционизма: оно бывает посвящено самым разным темам. В искусстве акционизма художник очень часто работает со своим телом. Часто это бывает на грани театра или танца, или же в синтезе с другими людьми искусства. Бывают, безусловно, работы художников, которые обращены на какие-то переживания, связанные с внутренними драмами, трагедиями, или, наоборот, со счастливыми моментами.

Можно провести аналогию с живописью. Сейчас в «Манеже» большая выставка соцреализма. Большая часть работ там политическая. Художники рисовали Ленина, Сталина, Ворошилова. Это тоже можно назвать политическим искусством, просто в ту эпоху, наверное, эти герои кого-то волновали, а лет через двести, может быть, они будут неизвестны, а потомки будут анализировать композицию, цветовые решения, динамику, не понимая, какие политические смыслы вкладывали живописцы в свои работы. Художники вообще высказываются на самые разные темы, и очень часто бывает, что интерпретация зрителя или искусствоведа смыслов той или иной работы не совпадает с теми задачами, которые ставил художник – это совершенно нормальное явление.

Не только радикальные художники доходят до масс. Другой вопрос, что акции Pussy Riot, Павленского очень хорошо освещались в СМИ. Если художник замешан в скандале, особенно в политическом, у нас это освещают абсолютно все средства массовой информации.

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

15 марта 2019 г.
Политика Минздрава совершенно не отвечает интересам значительного количества граждан, которые имеют привычку курения