Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 57.51
€ 67.89
13:51 / 28 сентября
Источник: Википедия
Алексей Кушнир
Руководитель издательского дома «Народное образование»

Психологическая устойчивость является одним из профессионально значимых качеств учителя

Инцидент с учительницей, которая написала у второклассника на лбу слово «дурак», отражает общую ситуацию с подготовкой педагогических кадров. В последние годы происходит сворачивание педагогического образования. Оно и раньше было не очень-то педагогическим. Наши институты готовили управленцев, милиционеров, математиков, химиков и других специалистов, в пединститутах преобладали предметные кафедры. Собственно педагогические дисциплины - педагогика, психология, методика были на третьих ролях. Это была некая второстепенная линия образования. Сегодня же, когда педуниверситеты сделались частью классических и прочих, педагогическая составляющая стала еще меньше. И раньше педагогическая практика в ходе подготовки педагога была не очень-то качественная, а сейчас она и вовсе сведена к имитации. Из стен университетов в школу идут люди, которые, фактически, специального педагогического образования не имеют. Их нельзя признать специалистами в области педагогики. Педагогика – это прикладная отрасль. Это навыки, мастерство, искусство. Эти навыки невозможно получить, читая книги, сидя за партами и даже разбирая учебные случаи. Эти навыки можно приобрести только в тренинге. Но если проанализировать программы педагогических университетов, то окажется, что там нет тренингов. А если они и есть, то это некая экзотика. Скажем, тренинг коммуникации, риторики, а собственно педагогических тренингов нет. И педагог в ситуации со второклассником – это растерявшийся педагог. Педагог, у которого не наработаны определенные стереотипы и алгоритмы. Здесь даже не надо что-то специальное знать, надо действовать определенным образом, а у этого педагога явно нет таких профессиональных стереотипов, которые помогают достойно отработать в подобных ситуациях. И психологическая устойчивость является одним из профессионально значимых качеств учителя, и она нарабатывается. А где ее нарабатывать? На академических занятиях? Такого специального тренинга в педуниверситетах тоже нет. Поэтому что взять с этой учительницы? Не сработала, не сумела, ошиблась. Конечно, не права, давайте ее уволим. Но, на мой взгляд, в педагогических университетах надо 60% подготовки учителя сделать тренингами практического плана, а 40% времени оставить на теоретический материал. Тогда учитель будет уметь работать в подобных ситуациях. А сегодня что с него требовать? Его не учили работать, его накачивали знаниями... Не он виноват. Просто некультурный человек? Но это не объяснение применительно к профессионалу!
 
Дети ведут себя «плохо», потому что они выращены родителями, которые кроме как говорить, ничего не умеют. Сами родители росли в среде, где только говорили, увещевали, морализировали, проповедовали, и ничего вместе с детьми не делали. Теперь уже их дети живут в мире сплошного «говорения» и уговаривания. Учитель им задает вопрос и им надо отвечать. Учитель объясняет им что-то и его надо слушать. Кругом одно говорение, но человек не состоит из одного языка. Для нормального становления его личности и характера ему надо что-то делать – преодолевать трудности, прилагать усилия воли для того, чтобы получить ценный результат, нужно получать знаки одобрения от социума по поводу этого результата, то есть нужна школа делания, школа продуктивности. Школа в которой работа ребенка опредмечивается конкретным результатом, который можно подержать в руках и которым можно восхищаться. А российская школа – это школа говорения. На выходе из школы массовое производство и воспроизводство хорошо образованных говорящих голов, которые могут поговорить о чем угодно, переспорить кого угодно, но ничего не умеют делать и ничего не могут довести до конца. Кто не согласен, пусть заглянет в любую школу и найдёт там условия для делания... Для делания, для производства ценностей, для воспитания способности приносить пользу, нужна специальная инфраструктура, которой в школе как не было, так и нет.
 
Наша статистика по квалифицированным рабочим, по производительности труда говорит сама за себя. Тут даже не о чем спорить. И когда министр образования говорит о том, что надо вернуть уроки труда в школе – это какой-то детский лепет. Если у нас высшие чиновники в отрасли не понимают, что просто улучшением уроков труда невозможно решить проблему недееспособности молодёжи, то эта проблема в ближайшие десятилетия принципиально нерешаема. Но что сетовать на Министра? У министра должны быть научные ориентиры! Есть же целые академии! Академии есть, а науки нет. Нет педагогики! За последние 60 лет Российская академия образования не провела ни одного исследования или эксперимента, в котором были бы выявлены психологические механизмы воздействия на ребенка производства и его результата, обладающего социальной и материальной ценностью. Жизнь ребенка и школьника сведены к учению, общению, игре, а производства там нет. Нет тренинга создания значимых ценностей, пользы Отечеству, себе, семье. Нет ни в школе, ни дома!. В этой ситуации наши дети будут закономерно становиться всё более неуправляемыми, непокорными, но и беспомощными. По сути дела, это воспроизводство пролетариата в архаичном смысле слова - «свободных» бездельников, продающих своё избирательное право. С такими можно работать с помощью телевизионного ящика и интернета. Это хорошо управляемая масса. Хотя такая масса, бывает, взрывается... Когда в наличии столько людей с «выученной беспомощностью», легко впадающих в безысходность, достаточно хорошо подготовленной бригады из двух десятков боевиков, прошедших специальную подготовку, чтобы создать революцию. Мы уже видели такую революцию! – Делаем коктейли Молотова, поджигаем оппонентов, вот тебе и революция. Люди, которые ничего не умеют, прежде всего, не умеют решать свои проблемы и устраивать свою жизнь. Они неизбежно скатываются к «простым» решениям. Они чрезвычайно и решительно готовы к простым решениям! Совершите разок поездку в электричке вместе с какими-нибудь футбольными фанатами, и вы получите исчерпывающее представление о том, на что способна толпа вполне образованных, хорошо говорящих и орущих бездельников. Это закономерный результат той образовательной политики, которую мы сегодня имеем.
 
Мы ежегодно проводим конкурсы имени Макаренко и «Макаренковские чтения», на которых пытаемся консолидировать сообщество педагогов, разделяющих позицию, что благодетель воспитывается посредством дел, а не посредством болтовни. Ежегодно пишем в Министерство образования обращения с просьбой поддержать это мероприятие, но получаем формальные отписки. За 15 лет ведомство ни разу не поддержало это мероприятие, но зато профинансировало сотни молодёжных тусовок, на которых были одни разговоры. Собирались вместе молодые люди, которые сами ещё ничего не создали, дерев не посадили, домов не настроили, и много говорили. Почему бы не собрать молодёжь, которая уже что-то делает, пользу приносит?

Наша власть по какой-то причине не готова сформулировать заказ образованию на человека, умеющего приносить пользу Отечеству и семье. Это хорошо видно в критериях, с помощью которых оценивают школу и качество образования! Как школу измеряют, так она и работает! Если школа измеряется баллами за знания – то она и работает на эти баллы. А если бы школу оценивали по производительности выпускников, по их способности приносить пользу, школа работала бы на формирование такой способности. У нас в стране парадоксальная ситуация: на самом верху объявляем целью удвоение ВВП, и в то же время культивируем образование, которое измеряется баллами за знания, а не навыками производства ценностей. Между баллами за знания и способностью человека производить ценности, корреляции нет никакой. Умом понять такую образовательную политику невозможно, разве что предположить, что наше Минобрнауки работает не на Россию, а на кого-то ещё.

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

13 октября
Турция и раньше закупала у нас вооружение