Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 57.63
€ 61.45
Источник: facebook.com
Игорь Молотов
Публицист

От «Памяти» до «Русской весны»

В издательстве с причудливым названием «Самотёка» вышел пятисотстраничный труд видного ученого-теоретика Александра Никитича Севастьянова с емким названием «Русское движение за тридцать лет» (1985-2015). Книгу можно по праву назвать энциклопедией национального патриотизма. Жесткую, хлесткую, не комплиментарную к своим героям, а поэтому объективную. 30 лет, это как раз тот возраст, когда не только можно, но и нужно подводить итоге. И подводит их не абы кто, а мастистый ученый, теоретик национальной мысли. Мой старый друг.

С Александром Севастьяновым я познакомился со страниц популярной в конце девяностых газеты «Националка», которая выгодна отличалась от многих десятков других газет той же тематики. Меня тогда поразило нахальство редакции – на рекламном баннере были размещены падающие эмблемы партий формировавших на то время национальную повестку. Там было и могущественное РНЕ Александра Баркашова, ННП Сухаревского и кто-то еще. Я подумал, надо же какие амбиции и пренебрежение к ветеранам движения.

Много позже, когда я сам стал специализироваться на новейшей политической истории России, смысл той картинке стал очевиден. Я могу об этом говорить совершенно точно: про это время у меня написано несколько книг и снят фильм. Фильм хороший, даже ельцинский министр печати Миронов хвалил.

Книгу "Черную дюжину" про общество "Память" вы сегодня можете купить на самой крутой выставке страны.

Сейчас дописываю очередной боевик - книгу "История политического забвения", которая выйдет этой зимой в "Центрполиграфе". Про сбитых летчиков, про Березовского, дьявола Суркова, Вольфовича. Севастьянов, не будет он обижен и моей хлесткостью, тоже герой истории политического забвения. Но герой осознанный, снискавший славу отца-теоретика русского бунта, поэтому он герой не только прошлый, но и будущий. 

Подводя итоги трем десяткам лет русского движения, Севастьянов скурпулезно дает характеристики не только крупным и всем известным организациям, но и маленьким бойким, следы которых смахнуло время. Это очень важно для того, чтобы составить полноценную картину того, что происходило в это время. Как потом родился вновь Крым и почему на казалось бы пике патриотизма в стране националисты исчезли вообще из политического сегмента.

Вы не заметили? Русских националистов в политическом поле больше не существует. Это теперь факт. Но все же это книга не грустная, а поучительная: Александр Никитич, прежде всего ученый, потому его работа лишена сентиментальности. Будучи одним из ключевых фигур русского движения ему непросто сохранять спокойствие диагностировать  смерть этому капризному ребенку, в которого он вложил столько сил.

Но это уникальная работа! Книг настолько досконально, структуризировано описывающих нашу новейшую историю, ее национального авангарда до селе просто напросто не написано. Александр Никитич написал, взял груз, не побоялся, что от него отвернется часть деятелей, по которым он прошелся своим пером. «Старый журналюга», как он сам себя называет, имеет право. 

Эта книга будет интересная всем, кто интересуется современными политическими процессами и нашей новейшей истории, как профессиональным историкам, так и просто любителям. Книга важна. Она ставит точку вместо вопросов.

Севастьянов дает ретроспективу от возникновения в недрах ВООПИК легендарного общества «Память» до фразы Владимиру Путина «Главный русский националист – это я». Не знали? Теперь знаете. Это книга-памятник. Книга-ружье, которая выстрелила Крымом. Книга-сенсация и книга-черная метка для вождей национал-патриотической сцены.

Книга правильная и нужная. Моего друга, ученого Александра Севастьянова. 

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

8 февраля
Игорь Молотов написал живую, легко читаемую книгу на контроверсальную тему. Это подборка воспоминаний о несколько подзабытом обществе «Память». В книге задействовано много пассионариев своего времени – от Лимонова до Баркашова