Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 65.95
€ 75.15
Источник: olympic-champions.ru
Исраил Арсамаков
Олимпийский чемпион, экс-президент Федерации тяжелой атлетики России

Не жрите допинг и не будет такого

Сегодня решится судьба российских тяжелоатлетов. Международная федерация проголосует, допустить ли до Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро сборную России. Экс-президент Федерации тяжелой атлетики РФ, олимпийский чемпион Сеула Исраил Арсамаков уверен, что наши функционеры сами довели ситуацию до катастрофы.

К нынешней ситуации должно было прийти, всё к тому шло. Давно говорилось о том, что параллельно с лозунгами типа «Россия вперед» надо было очень серьезно заниматься наукой, организационными делами и спортивной политикой в том числе. Мы этого не сделали и сейчас достигли пика.

Федерация делает все, чтобы показать хороший результат, идет на определенные моменты, иногда незаконные, чтобы где-то как-то проскочить. Поэтому и дисквалифицируют, чтобы сама страна принимала у себя активное участие в борьбе с допингом. Если бы попалась любая другая страна, то и ее дисквалифицировали бы. В это теперь лезут политики, те 15-20 человек, которые у нас разбираются во всем: и в международных отношениях, и в спорте.

Всё – результат того, что мы не сделали выводов из прошлого. С развала Союза многие моменты ушли у нас на второй план. Давайте посмотрим на 1984 год, когда наши откровенно обожрались и сделали невиданные результаты на Дружбе-84, в которой мы участвовали вместо Олимпийских игр. Запад точно так же тогда начал говорить: «Ребята, вы там у себя объелись и наделали рекордов». Мы отвечали, что это ерунда. В октябре прошла Дружба, а в декабре трех наших тяжелоатлетов поймали на границе Канады, когда они провозили анаболики на продажу: Писаренко, Курлович и Тараненко. Мало того, что они сами употребляли, но еще и продавали.

После этого, вроде бы взялись за допинг, и на этой волне я выскочил, потому что был наиболее чистым. Но потом опять начали потихонечку мудрить. К Играм 1988 года Олимпийский комитет просто забрал у международных федераций функцию контроля за допингом, и начали лететь болгары и чехи. Из 12 человек в сборной СССР трое не выступили из-за проблем с допингом: у нас на корабле стояла лаборатория. Но так как мы взяли 6 золотых медалей, эту тему никто трогать не стал.

Сейчас не надо поднимать шум! Надо четко смотреть, где мы прокалываемся. Этим вопросом нужно заниматься серьезно, а не превращать всё в балаган. Сейчас для Федерации тяжелой атлетики наступил тяжелый момент. Я, будучи президентом, с подобным сталкивался. Мы платили большие штрафы, отбивались от международной федерации. Я при этом видел, где наши проколы. Знаете, как тяжело было справиться, чтобы хотя бы под контроль взять ситуацию, тем более при существовавшей тогда российской допинг-службе?

Мы неправы. В этом вся ситуация и заключается. Нельзя действовать по принципу «своих не сдаем». Надо просто нормально работать. Не нужно перепутывать Крым, Донбасс, Сирию и Олимпийские игры. Это же отдельные вещи! А тут одни и те же люди по телевизору рассказывают и про Крым, и про Олимпийские игры, и про Обаму и про всех подряд. От этого уже смешно становится. Пусть одни специалисты говорят одно, а другие – про другое. Это наш прокол!

Президент страны сделал такую огромную услугу для развития спорта. А чиновники вешают лапшу на уши. Не надо вешать! Они перед президентом страны прокололись. Такого кислорода, который Путин дал спорту, никогда не было и больше не будет. Они же этот исторический момент просто-напросто изнасиловали, использовали, а теперь начинают публику травить какими-то байками.

Конечно, дисквалификация навредит российской легкой атлетике. А когда спортсмены употребляли допинг, они не вредили? В мою бытность президентом федерации, я наладил взаимодействие с международной федерацией. Есть такой олимпийский чемпион Петров, который залетел на допинге перед Атлантой в 1996 году – единственный, кого удалось вытащить перед Олимпийскими играми, он выступил и стал олимпийским чемпионом. Надо работать с людьми.

Международная федерация, ее президент Тамаш Аян и другие хорошо относятся к России, но просят, чтобы их хотя бы информировали о проблемах. Но у нас их постоянно пытаются обойти. Во взаимодействии с ними нет большой сложности. Например, в мою бытность президентом мы делали параллельный контроль с международной федерацией, когда начались залеты. У нас в СССР был и спектрометр, и наука, которую можно применять по-нормальному. У нас все есть, но из этого каждый хочет бабки извлечь. Вот вам и результаты, что человек, возглавляющий допинг-службу убегает за границу и начинает поливать страну грязью. Конечно, как гражданин он поступил неправильно. Но кто его на должность ставил, кто его протежировал, прикрывал? – Идите, поищите, других людей найдете.

Олимпийский комитет нам на встречу пошел. Как можно комментировать, что им идти было некуда, что без России провести Игры невозможно? И без России возможно, и без Америки возможно. Там же это понимают. Мне, как человеку, который 10 лет был в сборной и возглавлял Федерацию, и был в Международной организации, тяжело переживать враньё.

Федерация имеет возможность контролировать процессы внутри страны, но простыми кадровыми перестановками внутри ничего сделать не получится. Нужно очень жестко относиться к каналам распространения и употребления допинга. Надо понимать, что для нас исключений никто делать не будет. Мы же сами своих особо не наказываем. Ловим, но не наказываем. Я возглавлял Федерацию в те времена, когда нас, действительно плотно поймали. Надо понимать, что мы идеализируем наследие Советского Союза, но совсем не провели анализ того, что и как происходило. Мы оставили за бортом многие вещи. С допингом и нашей допинг-службой всегда были проблемы. Будучи президентом Федерации, я отказался работать с антидопинговой лабораторией, потому что там всегда брали взятки, и это шло еще с советских времен.

Помню 1985 год. Я должен был ехать на Чемпионат мира. Берут пробу за один день до отъезда и отправляют домой, обещая, что в лучшем случае не дисквалифицируют. Я же знаю, что такого не может быть: три месяца был «чистым» и взял да обожрался перед соревнованиями. Анаболики же не кушают один раз, как допинг: это система, их принимают два-три месяца. Пока я разбирался, Чемпионат мира уже прошел. Допинг-служба манипулировала спортсменами. Они не должны знать имена спортсменов, должны в отрыве находиться. Там должна быть скрытая система. Сейчас же все понятно: приезжает допинг-контролер, с которым можно договориться. Он и подольет, что надо, все, что угодно сделает. Это всё было передано в Россию.

После развала Союза система вообще потеряла какую-либо управляемость, и они продавали анализы налево и направо по 200-300 долларов. Когда я, будучи президентом, столкнулся с тем, что нас дисквалифицируют и облагают штрафами, я просто отказался от официальной допинг-службы. Была разборка, мне предъявляли, что я не имею право. Я же ответил, что имею право выставить нормальную команду на Чемпионат мира и Европы, беру ответственность на себя. У меня были люди в России, которые нормально показывали результаты. Это было военное направление. Параллельно я делал допинг-контроль в международной лаборатории, без фамилий – под номерами. То есть я прекрасно видел, что меня ждет на Чемпионате мира. Если было подозрение, то я не ставил человека на чемпионат, просто не допускал его.

У меня был случай: был такой орел Рубин, чемпион России. Я сдал его пробу в международную лабораторию, она показала положительный результат, и его на Чемпионат мира не повезли. Началась разборка, и ко мне пришел его тренер Рябцев с просьбой «отмазать» спортсмена, иначе ему губернатор квартиру не даст. Я написал губернатору, что произошло недоразумение, и мы с ним разберемся. Ему дали квартиру, а на следующей же всероссийской конференции этот Рябцев выскочил и всем показал подписанную мной бумагу, с которой я ходил и в Олимпийский комитет, и в Министерство спорта. Это правильно разве? Чтобы таких вещей не было, должен быть закон. Шаг влево, шаг вправо – до свидания. И когда люди поймут, что «до свидания» будет на все 100 процентов, тогда система будет работать.

У нас проблема не только в мельдонии, который могли употреблять самостоятельно. Помню, нам пришла информация о недопустимом содержании наркотических средств в организме спортсменов. Ну я пропустил это мимо ушей. А оказывается у нас девочки ехали из Уфы, вечером сели в поезд, покурили анаши и приехали на сборы. На сборах всё вскрылось. После этого мы всем сказали, что так делать нельзя. Были и другие случаи: девчонки нашли где-то витамины для пожилых женщин и объелись ими, туда же добавляют анаболики. Это высветилось. Кроме того есть протеины и прочее спортивное питание, в котором содержаться анаболики. Эти вещи надо самим делать, а мы же берем иностранное, в которое всякого дерьма напихали. Людям кажется, что они от белка такие здоровые стали, а они, оказывается, такие от анаболиков.

На допинг-службу всегда кто-то влиял. Всегда на нее можно было выйти, решить вопрос, просто вопрос решался так: если ты заранее заплатил, то это одна сумма. Если же тебя выбрали, и из 4 проб ты попался – в два раза больше заплатишь. Было и другое: если ты неугоден, лаборатория выпишет бумажку, что употреблял, а там ищи-свищи, делай, что хочешь.

Если не изменится отношение к профессии, если у нас не появится настоящей конкуренции, по которой будут выходить действительно лучшие, если будут выходить свои, то все так и будет. Сегодня в спорте, завтра еще где-то. А мы все политизируем. Не нужно политизировать – не жрите, и не будет такого.

Я в этой системе поварился. Хорошо помню, как только я дернулся ставить все на нормальные рельсы, сразу же началось противоборство. Пошло давление, якобы я мешаю. Но я же был прав, поэтому сказал: «Извините, нам не по пути» и ушел. Но я знаю, что эта же проблема остается и сегодня. Она будет всегда, и всегда нас будут долбить, а мы – плакать. Мы должны выходить, и если заслуженно – побеждать, если проигрывать, то достойно себя вести и прекратить эту истерику. Когда-то мы может жить по-человечески? Нам в любой момент зачем-то нужно обязательно на амбразуру кидаться.

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

4 сентября
Ожидаемая явка для Москвы будет естественным состоянием