Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 63.73
€ 70.42
Источник: vk.com
Григорий Куксин
Руководитель противопожарной программы Гринпис России

Ситуация с пожарами усугубляется традицией вранья

В России начинается сезон пожаров. Уже горит около миллиона гектаров лесов и торфяников. О том, кто и как их тушит, а также о проблемах пожарных рассказал руководитель противопожарной программы Гринпис России Григорий Куксин.

На сегодняшний день у нас горит почти 1 миллион гектаров леса. Это очень много. Это больше, чем в аналогичные даты прошлого года и больше, чем в некоторые годы за весь сезон. У нас одна только Амурская область сейчас дает почти 800 тысяч гектаров горящих лесов, пройденная огнем площадь еще больше.

Ситуация совсем плохая, если говорить про Дальний Восток и Восточную Сибирь. Довольно крупные пожары действуют в Забайкалье, Бурятии, Хабаровском крае, но сильнее всего горит Амурская область. Кроме этого у нас горят торфяники в Бурятии и Иркутске – то, что осталось с прошлого года. Очаги перезимовали и продолжают действовать. Прошлогодняя байкальская история не закончилась, те же самые торфяные пожары продолжают действовать.

Также у нас в Центральной России тяжело прошли майские праздники, как обычно. Было очень много поджогов травы. Прямо сейчас (13 мая) я с группой добровольцев нахожусь в Тверской области. Мы тушим торфяной пожар, который возник на майских праздниках. Тушим вместе с сотрудниками МЧС.

Что у нас не так и почему так много горит? По нескольким причинам. Во-первых, реформами 2006 года почти полностью разрушена система охраны лесов от пожаров. Утрачено очень много профессионалов: люди разбежались на фоне неопределенности реформирования. Была разрушена централизованная система авиационной охраны лесов. Она так и не восстановлена, и сейчас очень сильно ограничены возможности быстрой переброски людей с помощью авиации.

Кроме того все последние годы имеется хроническое и очень сильное недофинансирование, которое только усугубляется. В этом году денег на тушение лесных пожаров в целом по стране дали еще меньше, чем в прошлом. Большая часть их, почти половина, уходит на долги за прошлый год. Регионы расплачиваются за авиацию и тяжелую технику, которые применяли в прошлом году. Цифры и без того маленькие, а если понимать, что часть из них идет за долги прошлого года, то тушить совсем нечем, не на что и некому.

Все усугубляется традицией вранья! Собственно, Амурская область – ярчайший тому пример. Сейчас в официальных сводках горят первые десятки тысяч гектаров, а в реальности – больше миллиона гектаров в целом по Дальневосточному региону. В таких условиях невозможно вовремя принимать адекватные решения. Любой крупный пожар начинается с маленького, но пока он маленький, его боятся признавать, о нем боятся сообщать. Когда пожар разрастается, его пытаются спрятать в отчетах. Традиция спасать отчетности и создавать иллюзию благополучия приводит к тому, что даже те деньги, которые есть, не получается эффективно тратить. Даже имеющиеся механизмы переброски людей из региона в регион не получается вовремя задействовать. Конечно, площади рано или поздно признают – сейчас невозможно пожары спрятать: их прекрасно видно из космоса. Но время упущено, и ситуация становится совершенно безнадежной, как сейчас на Дальнем Востоке. Там сейчас можно только спасать населенные пункты, а справиться с тушением на таких площадях уже невозможно.

К этому добавляется еще несколько небольших, но тоже значимых причин. Во-первых, это традиция поджогов травы. Пожары, которые на майских праздниках возникали в стране – это в основном результат поджогов травы. Это целенаправленные действия людей, которые по каким-то причинам считают, что надо траву выжигать. С этой традицией надо что-то делать, потому что в таких условиях невозможно адекватно справляться никакими силами, а уж тем более настолько недостающими.

В прошлом году были приняты поправки в правила противопожарного режима, полностью запретили эти выжигания, но люди продолжают жечь с упорством, достойным лучшего применения. В результате у нас сейчас уже загорелись торфяники во Владимирской, Ивановской, Смоленской, Московской, Тверской, Ярославской областях. Это только то, что мы сейчас проехали своей группой и помогли обнаружить. Пожарные и лесники недостающими силами пытаются с этим справляться.

Торфяные пожары очень сложны в тушении, их очень трудно выявлять на ранней стадии, но в этой области сейчас очень много помогают добровольцы. В Центральной России, в Бурятии есть группы, которые специализируются на оказании помощи в выявлении и тушении пожаров на ранних стадиях.

В целом ситуация по России пока не безнадежна. На Дальнем Востоке она упущена безнадежно – остается ждать сильных дождей. По стране еще многое можно сделать, чтобы сезон был относительно благополучным, по крайней мере, в Центральной России есть все шансы на это, но сейчас многое зависит от того, как мы пройдем май и успеем потушить все, что разгорелось после праздников.

Проблемой тоже является взаимодействие между ведомствами, ответственными за тушение различных пожаров (МЧС, Рослесхоз и т.д.) В Сибири, в Амурской области пока нет разногласий: там почти все горит в лесном фонде. Там, где земли не лесного фонда, а сельхозназначения возникают проблемы. Сейчас в Центральной России по торфяникам таких разногласий у нас не происходит.

Здорово поменялось отношение МЧС: если в прошлые годы мы с ними много ругались, информационно бодались по каждому торфяному пожару, то сейчас видим, что они, несмотря на категории земель, готовы объединять усилия с лесниками, с местной администрацией и тушить. Там, где они этого не делают, где по-прежнему начинают делить, чья земля и кто поедет, естественно, пожары развиваются, и их никто не тушит. Например, такие проблемные пожары сейчас есть на границе Ленинградской и Псковской областей. В Бурятии до сих пор есть неопределенность относительно того, кто, кроме добровольцев, должен тушить торфяные пожары в Кабанском районе. Местами это создает проблему, но мы с удовольствием наблюдаем, как во многих регионах Центральной России здорово поменялась ситуация. Начали тушить, а потом уже выяснять, чье это.

С добровольцами все сложно. Я сейчас работаю с группой добровольных лесных пожарных Гринпис. В целом добровольцы есть разные. Есть общественные организации, которые специализируются именно на природных пожарах. Например, Общество добровольных лесных пожарных, Дружина охраны природы биофака МГУ. В Бурятии есть Добровольческий корпус Байкала, в Забайкалье – Добровольные лесные пожарные Забайкалья. В основном это группы, где-то зарегистрированные, где-то – нет, которые выбрали для себя такую общественную работу. Официальные добровольцы, типа ВДПО (Всероссийское добровольное пожарное общество), к сожалению, есть не везде, где они заявлены.

В 2011 году был принят закон о добровольной пожарной охране. Он заведомо нерабочий. Этот закон изначально принимался для того, чтобы урегулировать и взять под контроль стихийное добровольчество. Под него имитировали бурное развитие пожарного добровольчества по всей стране. Сейчас в каждом муниципалитете числятся какие-то добровольные пожарные команды, дружины, новые юрлица. Но в реальности в большинстве случаев этих организаций нет. Это в основном показуха, и они существуют на бумаге. На 90 процентов это – мертвые души. Местами они все-таки есть, несмотря на требования закона, которые невозможно выполнить. Какие-то группы все-таки созданы при муниципалитетах где-то при содействии МЧС, где-то при содействии лесной охраны, где – заповедников. Мы стараемся им помогать, проводить обучение, делиться методическими материалами и приезжать помогать на стадии становления таких групп и отрядов.

Сложно строить прогнозы. Пока на этот год они так себе. Денег не хватает, и если где-то сильно разгорится, тушить будет не на что и некому. Сейчас та стадия сезона, которая напрямую определяет, как он пойдет дальше. Если погода будет умеренно жаркая или тем более жаркая и сухая, то всем будет сложно. Дальше все будет зависеть от того, насколько оперативно мы будем реагировать, то есть будем прятать и врать, или не будем. Если будем все вовремя признавать, вовремя просить помощь и объединять усилия разных служб и общественных организаций, то шансы пройти благополучно у сезона есть. По крайней мере, для Центральной России – точно. К сожалению, без потерь, естественно, тоже не обойдется: страна большая, и где-то обязательно выстрелит. При таком уровне недофинансирования и накопленных проблем страна к сезону не очень хорошо готова. Поэтому надеемся на погоду и на то, что люди будут добросовестно работать на местах. В принципе, по тому, что мы сейчас наблюдаем в Центральном федеральном округе, определенный оптимизм есть. На местах сейчас, действительно, стараются не упустить ситуацию.

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

15 марта
Политика Минздрава совершенно не отвечает интересам значительного количества граждан, которые имеют привычку курения