Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 79.33
€ 92.63
13:27 / 27 февраля 2016 г. марш
Источник: zarusskiy.org
Сергей Аксенов
Политолог, член исполкома партии «Другая Россия»

Потрясая трупом Немцова...

По московским бульварам пройдет марш памяти Бориса Немцова, застреленного год назад на Большом Москворецком мосту. По дороге домой, на Ордынку, в компании юной украинской модели Анны Дурицкой. Четыре пули, вид на Кремль — антураж, достойный серьезного политика. Именно таким Немцов, очевидно, видится своим сторонникам в регионах. Помимо марша в столице акции памяти запланированы в десятках российских городов. Где-то, как в Челябинске, организаторов избили, где-то акции отказались санкционировать. Нас бояться, радуются либеральные оппозиционеры, трактуя происходящее в выгодном для себя ключе. Что ж, государство дает им для этого поводы. К сожалению.

Не так все брутально в Киеве. Вот где пройдет действительно «свободная» акция памяти Немцова. Вряд ли ее разгонит полиция. Там политика хорошо знают, помнят, еще с Майдана 2004 года, в оранжевом шарфе, стоящего рядом с Ющенко, чьим советником он стал впоследствии. Что Немцов мог «советовать» президенту Украины неясно, скорее всего, речь шла всего лишь о должности. Покойный, как и многие российские чиновники, жаждал статуса. Любой ценой. Не постеснялся в поисках удачи всего через месяц после сожжения людей в Доме профсоюзов отправиться в Одессу на  тамошний «марш вышиванок». Скакал, как мародер, с жовто-блакитной ленточкой на запястье. Его идейная последовательница Маша Гайдар поступила на службу к Саакашвили лишь год спустя. Немцов был первым.

Накануне марша почтить память политика минутой молчания отказались депутаты Госдумы. Все, кроме двоих. Они боятся, написали про эпизод либеральные СМИ. Возможно, кто-то и по этой причине, да. Депутаты — политики и поэтому осторожны. Правда, разумнее предположить, что в большинстве своем они действительно не уважают Немцова. Мародеров не любят. Не надо ему льстить. Государство, как механизм обеспечения законности, обязано расследовать убийство политика. И расследует, скоро состоится суд. Но уважать его за поддержку своих прямых врагов, убийц русских, — это слишком. Закономерный итог, наверняка думают, если не все, то многие из депутатов.

С моральной точки зрения, это единственно верная позиция. Видимо, этим, искренним чувством и объяснялось в значительной степени давление Немцова еще при жизни. Да, он тогда еще не предал страну так откровенно. Более того, вольно или невольно оказал Кремлю услугу тем, что увел в 2011 году рассерженных горожан с площади Революции на Болотную. Однако гнилая коллаборация с недругами страны была очевидна слишком многим. Весь прошедший с момента убийства год можно было наблюдать продолжение этого противостояния: Немцова — его тени и государства. Драма развернулась на Большом Замоскворецком мосту. На месте убийства политика появился самый настоящий мемориал.

Возник он спонтанно. Сторонники Немцова, от городских сумасшедших до дам в норковых пальто, привозили цветы на место гибели своего кумира. Ставили портреты, свечи. Когда цветов стало много, мэрия, вдруг, решила мемориал ликвидировать. Вряд ли в служебном рвении не было задней мысли о политической составляющей этой истории. Негоже в двух шагах у Кремля устраивать место поклонения оппозиционеру, решил какой-нибудь не в меру ретивый исполнитель. Дворники-гастарбайтеры справились с поставленной задачей четко — однажды утром мемориал исчез. С этого момента мэрия попала в ловушку.

Последующий год стал годом борьбы. Борьбы за память Бориса Немцова. Усилиями энтузиастов, а также ловких дельцов от политики, мемориал возрождался, после чего его сносили повторно. И так несколько раз. Мост стал точкой притяжения фриков всех мастей: безработных, московских рантье и просто богатых бездельников, имеющих возможность красиво тусоваться в рабочее время. Отдельные персонажи и вовсе взяли на себя функцию «смотрителей» моста. Одного такого, некоего Надира Фатова, даже вполне себе либеральная «Медуза» называет «демшизой». Мол, в голове у человека постоянный «1937-й». Это, однако, второстепенно. Мэрия своими руками, точнее не умными решениями, за год на пустом месте создала легенду.

Было ли убийство Немцова политическим или все дело, например, в Дурицкой, пока неизвестно. Но после того внимания, можно сказать пиар-акции, которую устроило государство, оно обречено считаться таковым. Чиновники в который раз наступили на те же грабли. Сами направили луч общественного внимания на малозначительного в настоящей реальности персонажа, создав из него серьезную политическую фигуру. То есть провал произошел дважды. В первый раз, когда Немцова не уберегли, позволили неизвестным отморозкам сделать из него сакральную жертву. Второй — когда с помощью жертвы сотворили миф, снабдив им, как оружием, своих оппонентов из либерального лагеря. Кого-то следует уволить за профнепригодность.

А ведь Немцов на момент убийства как политик практически сошел на нет. Некогда потенциальный приемник Ельцина, он так и не смог пережить своего поражения в заочном соревновании с Путиным. Сначала был вынужден публично поддерживать кандидатуру своего конкурента, затем цеплялся за думское кресло из которого вылетел в 2004 году вместе с фракцией СПС — народу надоели либералы в парламенте. Мошенничал некоторое время на пару со своим приятелем Игорем Линшицем в банке «Нефтяной», соперничал с Каспаровым за «Солидарность» и в итоге неуклюже опустился в кресло депутата провинциальной ярославской думы. Там его и следовало оставить в покое. Не тронь, как говориться... Но, зачем-то тронули.

Впрочем, кажется, из случившегося извлекли уроки. Кто именно извлек - неясно, но такое складывается впечатление. Во всяком случае ни одного из оппозиционеров с тех пор так и не убили, хотя поводов для ненависти за минувший год они дали достаточно. Даже верный оруженосец покойного - Илья Яшин - слетал недавно в Грозный без последствий. Зиндан, так и остался пустым. Его же новый политический босс Михаил Касьянов, хотя и подвергся самой настоящей травле, по-прежнему жив. Шесть часов, проведенных в нижегородской кладовке без туалета, конечно, унизительны для бывшего премьер-министра, но здесь ему даже винить некого, кроме  самого себя. 

То же касается «тортинга» - публичного метания в оппонентов тортами, входящего в моду в России. При всем ущербе, который наносит кремовый бисквит лицам сиятельных персон, это относительно гуманный способ спора, а, главное, не придающий оппонентам серьезности, которую они не заслуживают. Это кажется поняли даже брутальные чеченцы. Атакованный ими (похоже, что ими) Касьянов выглядел жалко. Окажись он в гробу на плечах соратников оппозиционеров, либералов можно было бы поздравить с еще одной победой. Но не оказался.

Тоже можно сказать и о Навальном. Лишь его поклонники из числа хипстеров могут считать сэлфи перемазанного тортом лица мошенника удачей. По-русски это называется «хорошая мина при плохой игре». Да, мина была хорошая, но не более того. Игра то все равно плохая. Тому, кто догадался в свое время опутать неудачливого коммерсанта условными приговорами, не сажая всерьез за решетку, следует выписать премию имени охранителя Зубатова. Это действительно было лучшее решение. Окажись Навальный на нарах, Кремль получил бы действительно серьезного оппонента. Мирный «тортинг» — другое дело.

Вообще, становится ясно, как надо и как не надо российскому государству бороться со своими противниками из либерального лагеря. Не надо, нельзя ни в коем случае, позволять убивать, избивать, сажать за реальные сроки по надуманным предлогам и совершать прочие деяния, которые свидетельствуют о серьезном к ним отношении. Нельзя делать героев из НЕ героев. Можно и нужно: троллить, высмеивать, не обращать внимания, не мешать высказывать проукраинскую позицию, не мешать называть Родину «дауншифтером» и т. п. Пусть люди видят и слышат их. И делают выводы. Тогда, возможно, счет  будет однажды предъявлен иначе. Без участия государства.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции  

 

 

 

 

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

15 марта 2019 г.
Политика Минздрава совершенно не отвечает интересам значительного количества граждан, которые имеют привычку курения