Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 61.83
€ 68.52
14:44 / 14 декабря 2015 г. РОСНАНО, наука, вузы, МГУ, Сколково
Источник: www.facebook.com
Алексей Бобровский
Доктор химических наук, ведущий научный сотрудник кафедры высокомолекулярных соединений химического факультета МГУ

В России науки нет и в ближайшее время не предвидится

Доктор химических наук,  ведущий научный сотрудник кафедры высокомолекулярных соединений химического факультета МГУ Алексей Бобровский о перспективах российской науки, странном «Сколково» и суровых условиях.

Я работаю в университетской лаборатории, прежде всего это фундаментальные исследования. Мы не делаем какие-то материалы, которые можно тут же использовать, мы предлагаем новые концепции, подходы, принципы, исследуем, что и как устроено, это очень важно с точки зрения научного интереса.

С наукой у нас большая проблема, потому что фактически в России пока отсутствует вменяемая научная инфраструктура, которая позволяла бы финансировать достойные группы исследователей. Денег выделяется мало, бюджет еще и сокращается. В следующем году грядут сокращения на 15%, из-за курса рубля все стало в 2 раза дороже, финансирование автоматически упало в 2 раза. Само распределение денег происходит по странным принципам, в итоге мы получаем то, что в России науки нет и в ближайшее время не предвидится. Такова реальность, остается надеяться, что государство одумается, и будет делать что-то в этом направлении, но действовать надо было в 90-х годах, сейчас уже поезд ушел.

 Какие-то попытки все же делаются, создали недавно новый Российский научный фонд, это очень хорошо. Есть программа мегагрантов – это тоже очень хорошо. Пока это единичные меры, которые к появлению науки не привели. Все выглядит следующим образом: существует некоторое количество отдельных энтузиастов, которые делают науку на международном уровне, но они не в состоянии создать тенденцию, опять же из-за недостатка финансирования.

Выскажу свое мнение по поводу программы поддержки и развития вузов. Все настолько прогнило, что последний раз нам прибор за счет университета был приобретен в 1985 году. Все остальное – это наши собственные деньги, наши гранты, внебюджетное финансирование. Крутимся как можем, заключаем разные контракты с фирмами Samsung, LG и так далее. Спасибо Российскому научному фонду, Российскому фонду фундаментальных исследований. А университетские деньги, эти миллиарды, до нас не доходят. Это уже проблема университета, рядовые научные сотрудники далеко не всегда в состоянии повлиять на эту историю. Тем не менее, факт остается фактом – последний крупный прибор был куплен в нашу лабораторию в 1985 году, и когда будет следующая такая закупка, неизвестно. Я многократно, уже более семи лет, отправляю запрос, у меня есть конкретная просьба, требование насчет закупки определённого оборудования, которое является уникальным и не имеет аналогов в мире. Есть договорённость с людьми, которые его сконструировали, но, к сожалению, деньги на это не выделяются. Последний раз мне сказали, что перспективы удручающие, то есть деньги уходят на что-то другое.  

В МГУ строят корпуса, запускают спутники, что-то еще делают, а вот исследовательские группы не финансируют. Нет, кому-то что-то покупают, но я не знаю, почему нашу лабораторию обходят стороной. По каким принципам происходит распределение средств – мне непонятно. Понятно, что это не Путин виноват, тут проблема всех, скажем так, всего общества.

Несмотря даже на такие условия, люди работают, не все уехали, какая-то наука делается. Однако говорить о серьезном развитии науки, чтобы она была конкурентоспособна, чтобы технологии развивались – смешно. Это не только мое мнение, это и мнение научных сотрудников, с которыми я общаюсь, такова реальность.

Россия даже в далекой перспективе не сможет завоевать научно-технический суверенитет. Научная инфраструктура очень долго выстраивается. Был когда-то Советский Союз, по-своему была выстроена наука, со своими «тараканами», в 90-е годы все развалилось и всем казалось, что наука должна после этого сама собой возродиться и возникнуть, а так не бывает. Самые толковые люди, закончившие ВУЗы, стараются уехать за границу заниматься наукой, потому что там есть инфраструктура и все условия.

В России же условия очень суровые, тут не только мало денег, но и сильная бюрократизация. Чтобы выписать определённый реактив, нужна куча бумажек, потом этот реактив приходит через полгода, а в Германии он приходит через 2 дня. О какой тут конкурентоспособности и независимости может идти речь? Накопилось колоссальное количество проблем. Более того, сколько ни вложи денег – все равно они куда-то уйдут, на какие-то новые корпуса, странные проекты «Сколково». Во всяком случае, я пока еще не читал ни одной статьи, где выражалась бы благодарность «Сколково», может, сама идея очень хорошая, но пока получается еще не слишком нормально.

Я ежедневно просматриваю статьи различных научных журналов, и мне попадаются статьи из Америки, Германии и других стран, но статей с аффилиацией «Сколково» или при поддержке «Роснано» мне не попадается. Может, поддерживаются другие области науки, но не области жидких кристаллов и полимеров, по которым я являюсь специалистом. Вообще статья с русской аффилиацией, русским адресом – это большая редкость. Если попадаются русские фамилии, то это люди, давно работающие за рубежом.

Наука вне политики и это радует. Если политика коснется и науки – это будет катастрофа. Человек должен реализовывать себя, наука не имеет границ. И если человек увлекся наукой, то нужно всячески способствовать тому, чтобы он этой наукой занимался, потому что это ценно для всего человечества. Чем лучше развита наука в какой-то стране, тем лучше этой самой стране, это тоже факт.

Фото: Facebook Алексея Бобровского

Алексей Бобровский - ведущий научный сотрудник кафедры высокомолекулярных соединений химического факультета МГУ, доктор химических наук. Лауреат президентской премии для молодых ученых, лауреат премии РАН имени В. А. Каргина.

Я занимаюсь, если коротко, созданием таких интересных систем, которые чувствительны к различным внешним воздействиям. Это пленки и покрытия, которые под воздействием света, электрического поля, могут менять свою внутреннюю структуру и оптические свойства. Самый простой случай – это изменение цвета пленки. Наша задача – исследовать и разработать новые принципы создания хитрых умных материалов, и исследовать закономерности – те процессы, которые происходят внутри. В перспективе они могут быть использованы в оптике, оптоэлектронике. Это различные оптические фильтры, переключающиеся системы, сложные вещи не для каждого человека.

Еще одна область применения – специальные метки и покрытия для защиты ценных бумаг. То есть, можно записать на документ или банкноту специальную метку, которую можно визуализировать только под ультрафиолетом или с использованием специального поляризационного фильтра, и таким образом защитить эту ценную бумагу от подделки. Еще одна область применения – различные материалы для записи информации.

 

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

15 марта 2019 г.
Политика Минздрава совершенно не отвечает интересам значительного количества граждан, которые имеют привычку курения