Главные события
в комментариях экспертов

ПОИСК ПО САЙТУ

Пример: что будет с рублем

Курс валют:
$ 63.58
€ 70.39
28 января 17:14 2016 г. Бизнес тренд: митинг, кредит, ипотека, кризис, валюта, банки

Не по силам: валютные заемщики вышли на улицы

С началом падения курса рубля летом прошлого года валютные заемщики стали испытывать трудности в выплате кредитов банкам.

Ситуация для них крайне ухудшилась, когда цена доллара перевалила за 80 рублей. Заемщики, большая часть из которых – ипотечные, с начала года стали практиковать пикетирования отделений банков, требуя пересмотра договоров и назначения фиксированного курса валюты на уровне до 40 рублей. 27 января они перекрыли Тверскую улицу Москвы, требуя от правительства разобраться с их проблемами.

Тем временем власти в лице пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова прокомментировали ситуацию. «Действительно, есть те, кто попал в очень непростую ситуацию. Не следует забывать, что это был выбор и расчет тех людей, которые брали на себя некие обязательства именно на тех условиях, которые сейчас приводят к очень затруднительной ситуации», — цитирует Пескова РИА Новости.

В свою очередь в правительстве России Speakercom сообщили, что на проблему есть точка зрения президента, высказанная им 16 апреля 2015 года во время «прямой линии», и Белый дом ее придерживается. Владимир Путин говорил: «Вы знаете, брать ипотечные кредиты в валюте целесообразно тем, кто получает заработную плату в валюте.… А если человек получает деньги в рублях, а ипотечный кредит взял в валюте, то он как бы взял на себя эти риски курсовой разницы. Курс изменился, и он попал».

Источник: www.hse.ru
Василий Солодков
Член экспертного совета Агентства по страхованию вкладов, профессор программы Fulbright (США)
28 января 18:47

Почему пенсионеры должны платить за балбесов, которые хотели сэкономить

Валютные заемщики пикетируют банки и перекрывают улицы, требуя пересмотра курса выплаты ипотеки. Они сами виноваты в своем положении, но государство должно быть последовательным, уверен директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков.

Здесь выхода нет, потому что люди, когда выбирали себе валюту для ипотечного кредита, сделали сознательный выбор. Они, очевидно, исходили из того, что будут платить меньшие проценты, и им это будет дешевле стоить. В результате все произошло ровно наоборот. Откройте любой учебник по финансам, и там написано, что если у вас доходы в одной валюте, то кредит надо брать в ней. И не рассказывать всем байки о том, что они несознательные и не понимали, что делали. Если не понимаете, тогда не берите ипотечный кредит.

С другой стороны, правила должны быть одинаковы для всех. ВТБ, который строго сказал, что ни на какую реструктуризацию не пойдет, сделал сильное заявление. Но когда этот же самый ВТБ недружественно поглотил Банк Москвы, и образовалась дыра в 10 миллиардов долларов, то на помощь ВТБ пришел почему-то Центральный банк, считая, что ВТБ очень значим и выделил эти 10 миллиардов через Агентство по страхованию вкладов. Логично было бы тогда взять и обанкротить ВТБ, несмотря на то, что он – государственный банк?
Правила должны быть универсальными. Сейчас козлами отпущения являются в конечном итоге заемщики. Кто-то по доброй воле брал валютный кредит, кто-то, действительно, не понимал, что он делает. Но, ребят, так получилось.

У государства самостоятельных денег нет. Деньги государства – это деньги налогоплательщиков. Почему я, как налогоплательщик, должен платить за тех балбесов, которые хотели сэкономить на ипотечном кредите, но не получилось? Причем тут я и, причем тут пенсионеры. 

С другой стороны наше государство выбрасывает такие деньги, начиная от Донбасса и кончая Сирией и местными ротенбергами, что на фоне этих затрат долги валютных заемщиков – просто копейки. Здесь другой фундаментальный вопрос – на что идут наши налоги. Я совершенно не понимаю, почему за мои деньги, как налогоплательщика, надо спасать фашиста Асада. Который уничтожает свой собственный народ. Совершенно точно за мои деньги это делать не надо. Может быть, лучше я бы решил, что их нужно отдать валютным ипотечникам. Лучше было бы, наверное.

С точки зрения бизнеса: взяли – возвращайте. Не можете возвращать – продавайте имущество. Почему я должен за вас платить, когда я не брал? И решения здесь в этой парадигме как такового просто нет.

Можно сделать, как в Венгрии. Там народ радостно назанимал швейцарских франков, а потом, когда франк вырос, руководство приняло решение, что это проблема банков, которые давали кредиты в швейцарских франках: пусть банки сами разбираются. Люди должны отвечать за свои решения. Нельзя уже как в детском саду: «Так не получилось».

Ситуация такая: вы мне должны деньги и вы собираетесь их не вернуть. Либо я буду настаивать на том, чтобы вы их вернули, может быть не за 5, а за 10 лет, либо кто-то за вас их будет возвращать: теща, жена, дети.

Так вот случилось. У нас макроэкономические проблемы во многом связаны с тем, что Крым – наш. За все надо платить. Просто здесь крайними оказались валютные ипотечники. Пусть радуются, пусть дальше хвалят президента. Если бы Россия сама не ввергла себя в изоляцию, у нас не было бы такого падения курса рубля. Вот эти 86 процентов и должны платить по большому счету. Возьмите немцев: они же солидарно ответственны оказались за то, что сделала Германия в годы Второй мировой войны. А у нас кого не поскреби, каждый ни при чем: я не захватывал, я не платил, просто поддерживал. Раз поддерживаешь – значит плати.

Источник: arb.ru
Павел Медведев
Финансовый омбудсмен России
29 января 10:54

Представьте себе, чтобы в Америке кто-нибудь взял кредит в рублях

Валютные заемщики пикетируют банки и перекрывают улицы, требуя пересмотра курса выплаты ипотеки. Финансовый омбудсмен России Павел Медведев, прочитав антикризисную программу правительства, понял, властям сейчас не до валютных заемщиков.

 Что государство будет делать, я не знаю. К сожалению, оно уже долго рубит этот хвост по маленьким кусочкам. Мне кажется, что главная беда, как это ни ужасно звучит для ипотечных валютных заемщиков, состоит в том, что государство членораздельно им не описывает их ситуацию, и они на что-то надеются. Они, конечно же, свои надежды, как это часто бывает, смещают вовсе не в том направлении, из которого благо может прийти. Благо, конечно, может прийти, но по большому счету, только от государства.

Некоторые банки определенные небольшие поблажки сделали для валютных заемщиков. Но помочь может только государство. Требовать и ждать от банка серьезных уступок невозможно, разве что у него пять этих валютных заемщиков. Если у него пять тысяч, то он не может идти навстречу. Причина понятна: он выдает в кредит деньги, которые ему в свою очередь кто-то доверил.

Я только что прочитал так называемую антикризисную программу правительства, где, разумеется, про валютных заемщиков ничего не говорится. Зато приблизительно понятно, какое настроение у правительства. У меня такое впечатление, что оно совершенно отчаянное: не хватает ни на что. Там ни о каких реформах не говорится, кроме банальных заявлений о том, что суды у нас наконец-то должны быть справедливыми, которые ничем не кончаются. Жалкие денежные ресурсы пытаются распределить так, чтобы заткнуть дыры. Если на высоком уровне такой документ принимается, то, скорее всего, правительству не до валютных заемщиков. У них (валютных заемщиков, - ред.) есть такая беда, что их мало. Правительство больше боится не доплатить учителям и врачам.

Если правительство не может помочь, оно должно взять на себя ответственность смело это произнести. Мне так кажется. При плохой игре приходится сознаваться, что дело проиграно.

Ни банкам, ни гражданам делать нечего. Ничего не могу придумать. Что можно придумать, когда такая ужасная беда: они брали кредит, когда доллар стоил в худшем случае 30 рублей, а сейчас – 80. Банкам тоже ничего не посоветуешь. Банки выглядят в глазах заемщиков, как страшные злодеи. Что скрывать: среднестатистический банк убыточный уже давно. Если он разоряется, то ведь очень многие люди несут страшные потери.

Мне, как человеку, который имел отношение к закону «О страховании вкладов», конечно, неловко это говорить. Но я от других требую честности, и сам буду честным. Этот закон ужасный. Он защищает деньги граждан в банках, хотя граждан никто не заставляет эти деньги нести в банки. Но закон не защищает деньги юридических лиц, которые обязаны хранить их в банках. А деньги юридических лиц – это же в основном зарплаты. Деньги на хлеб работникам. Поэтому велеть банкам быть добрыми к этим несчастным людям (валютным заемщикам, - ред.) у меня язык не поворачивается. Тем самым я скажу банкам: «деньги зарплатников юридических лиц вас не должны беспокоить, пусть они без хлеба останутся». Это не выход из положения.

Виноватых тут трудно искать, как всегда в российской истории. Много виноватых. Конечно, многие из тех людей, которые взяли кредиты в валюте, понимали, что это опасно, но выбора особого не было.

Общеэкономическая проблема топором висит над нашей головой не первое десятилетие. Почему банки выдавали валютные кредиты? В банках-то сидят грамотные люди. Зачем они эту петлю себе на шею набрасывали? Объяснение очень простое: граждане не очень верят в рубль, и когда какие-то колебания на рынке происходят, когда какие-то подозрения возникают, что рубль нехорош, они покупают валюту. Валюту жалко хранить дома в сейфе. Хочется хоть маленький процентик получить, и граждане предлагают банкам валюту. После того, как средства принесли, их надо как-то размещать, ну куда их девать-то? Научились отдавать в валютную ипотеку, хотя, конечно же, культурные банкиры понимали, какой риск они на себя берут. И в каком-то смысле виновато государство, что же оно рубль не укрепило.

Представьте себе, чтобы в Америке кто-нибудь взял кредит в рублях или даже в швейцарских франках. Если только в сумасшедшем доме.

Когда в октябре 2015 года Центробанк сказал, что рекомендует пересчитать валютные займы по 35-40 рублей за доллар, это была ошибка. Это такой нервный срыв Центрального банка. Такого рода рекомендации давать невозможно. Смысл такой же, как порекомендовать нам, чтобы мы свои деньги кому-то отдать. Разрешение этой проблемы – не дело Центрального банка.

Источник: www.nutcall.com
Михаил Емельянов
Первый зампред комитета по экономической политике Госдумы, первый замруководителя фракции "Справедливая Россия"
29 января 11:44

Это вина Центробанка, который не выполнил свою конституционную обязанность

Валютные заемщики пикетируют банки и перекрывают улицы, требуя пересмотра курса выплаты ипотеки. Проблему может решить увеличение денежной массы в стране, считает первый замруководителя фракции "Справедливая Россия" в Госдуме Михаил Емельянов.

Решать проблему должны Центробанк и правительство. Естественно, долги нужно переводить в рублевые по курсу, который был на момент начала девальвации. Они не по своей вине попали в эту ситуацию. Это чисто вина Центробанка, который не выполнил свою конституционную обязанность по поддержанию стабильности национальной валюты. Правительство приложило к этому руку, поскольку в свое время проводило ошибочную политику укрепления рубля.

Та жесткая денежно-кредитная бюджетная политика, которую много лет проводили Минфин и Центробанк, на самом деле была очень негативной по сути, и ее продолжение еще более негативное, чем в предыдущие годы. На самом деле она создает возможность резкого увеличения денежной массы. Поскольку монетизация экономики сейчас очень низка – порядка 38 процентов. Это безумно мало. Поэтому если мы сейчас через бюджет несколько увеличим денежную массу, в том числе помогая тем слоям населения, которые пострадали от кризиса, это будет только плюс. Тем самым мы поможем не только этим слоям, но и стимулируем потребительский спрос. Стимулирование потребительского спроса должно стать главной антикризисной мерой.

Мы уже вносили несколько законопроектов на эту тему, но необходима политическая воля. Все-таки мы фракция оппозиционная, и у нас не хватает собственных ресурсов, чтобы решить эту проблему. С другой стороны, приближаются выборы в Госдуму, и если оппозиционные партии возьмут большинство, то проблема ипотечников решится.

 

Источник: xnews.me
Сергей Смирнов
Заведующий центром анализа социальных программ и рисков института социальной политики НИУ ВШЭ, член общественной палаты Москвы
28 января 17:23

Государство тут никому ничего не должно

Валютные заемщики с падением курса рубля начали пикетировать банки и перекрывать улицы, требуя послаблений. За них не должны расплачиваться другие налогоплательщики, которые тоже в нужде, считает доктор экономических наук Сергей Смирнов.

Я на стороне большей части людей, которая говорит, что это проблема чисто ипотечников. Ситуация в том, что люди не умеют считать свои риски. Государство тут никому ничего не должно.

Есть закон чуть ли не с древних, дохристианских времен, что нужно брать в долг только в той валюте, в которой вы имеете доходы. Если вы живете в России и получаете деньги в рублях, то о каких долларах или евро может идти речь? То есть вы, ориентируясь на небольшой процент, приобретаете квартиру в ипотеку, после этого вам никто не гарантирует, что курс рубля или доллара будет стабилен. Их предложение дать возможность гасить кредиты по 40 рублей за доллар, означает, что товарищи ипотечники залезут в карман тех людей, которые не брали ипотеку в валюте.

Они хотели выиграть, и где-то это проходило в период экономической устойчивости, а где-то это не сработало. Кстати, кризис 2008-2009 годов, предвестник нынешнего, должен был научить, что курс доллара по отношению к рублю у нас весьма волатилен и весьма нестабилен.

Поэтому я никоим образом не хочу поддержать ипотечников в данной ситуации. Это их проблемы. У того же правительства и у тех же самых банков должна быть достаточно жесткая позиция по этому поводу: «Так вот сложилось, ребят, в будущем вы будете брать деньги в рублях».

Дальше нужно смотреть конкретные случаи. Если там, например, многодетная мать и так далее, то, возможно, нужно сделать какие-то исключения. И вот здесь правительство как социально ответственное лицо должно, наверное, поддержать какие-то типы домохозяйств, какие-то жизненные ситуации. Но в целом для абсолютного большинства валютных заемщиков это их проблема, и они должны ее решать сами.

Я не знаю, что делать в этой ситуация, она бесспорно тяжелая. Но и любой другой человек, который вообще не брал кредиты никогда или брал рублевые кредиты, тоже все время находится под риском увольнения, ему достаточно тяжело выплачивать кредиты в условиях падения доходов населения. Каждый из нас ходит под своим риском. У валютных заемщиков рисков оказалось несколько больше в условиях экономической нестабильности. Мы же не призываем, когда становимся безработными, чтобы валютные заемщики нам платили пособия по безработице.

Вряд ли валютные заемщики смогут воспользоваться законом о банкротстве. Проблема состоит в том, что даже если это единственное жилье, то квартира находится в залоге у банков, пока не выплачена ипотека. Пока не урегулирован вопрос о собственности, этот закон не может быть реализован в полной мере.

Есть другой вариант, при котором вполне возможны какие-то гарантии. Скажем, банк лишает заемщика этой квартиры, но какая-то часть займа выплачена, и за счет этих средств банк покупает квартиру поскромнее. Может быть, в панельной пяти- или девятиэтажке, но чтобы человек не остался без жилья. Я думаю, что частично эта проблема может быть решена так. Ну а если вы хотите жить в четырехкомнатной квартире где-нибудь в центре Москвы, то здесь другой вопрос: вам не хватило средств, вы можете жить только в «однушке» где-нибудь на окраине.

Источник: www.banki.ru
Вячеслав Путиловский
Ведущий аналитик портала bankodrom
28 января 18:11

Нужно в приказном порядке обязать банки эту проблему решить

Валютные заемщики пикетируют банки и перекрывают улицы, требуя пересмотра курса выплаты по ипотеке. Ведущий аналитик портала bankodrom Вячеслав Путиловский видит решение проблемы в конвертации кредитов при поддержке государством. 

Я слышал цифру, что сейчас выдано где-то 25 тысяч валютных кредитов, это около 3 процентов от общего объема всей ипотеки. Они практически все являются проблемными, потому что те люди, которые платят, делают это с трудом.

В этой ситуации есть три стороны: банки, которые пострадали, заемщики которые пострадали еще больше и, собственно, государство, под патронажем которого подобная ситуация была допущена. В том числе экономическая ситуация – девальвация рубля. В этой ситуации банк без каких-то существенных потерь не может решить вопрос с заемщиком. Заемщики по понятным причинам не готовы идти навстречу банкам, потому что ситуация несправедливая, и они не хотят полностью нести эти потери. Ситуация не решается без политической воли государства.

Вполне допустимо указание сверху на тему решить этот вопрос, то есть компенсировать банкам часть потерь и дать заемщикам на более-менее комфортных условиях конвертировать эти кредиты. Это вовсе не означает, что нужно определять по 20-30 рублей за доллар, но некую равновесную точку можно найти. Потери понесут все, но это будут потери, разделенные на три стороны. Нужно в приказном порядке обязать банки эту проблему решить, и это вполне реально. Другое дело, что политической воли сейчас нет.

Как вариант, можно установить сейчас некий фиксированный курс. Допустим, объявить мораторий на изменение курса и зафиксировать его в районе 40 рублей за доллар в течение 5 лет, пока не устаканится ситуация с нефтью, вообще экономическим положением в стране. И в каком-то мягком ручном режиме эту ситуацию пересматривать. Например, сегодня вы платите по такому курсу, завтра – по такому.

Либо другой вариант: жестко ограничить банки по выставляемому курсу, например, те же 40-50 и так далее рублей (можно взять некую среднюю цифру). Соответственно банкам компенсировать эти потери за счет государства, а заемщиков обязать выплачивать эти кредиты уже по новым условиям, прописать санкции за нарушения нового порядка.

У банков нет стимула снижать курс. Сейчас есть банки, которые конвертируют доллар и по 60 рублей, и даже есть данные о меньшей величине, но это решается в каждом конкретном случае. Надо решать проблему в целом, плюс запрет валютной ипотеки в дальнейшем.

Банки проигрывают в том, что, предоставив в свое время валютное фондирование, сейчас не покрывают его стоимостью залога. Жилье упало в цене в долларах в разы и где-то на 30-40 процентов – в рублевой цене в зависимости от сегмента. Банки, даже продав эту квартиру, убытки не покроют.

28 января 19:00

Банк не может решать проблему одной категории клиентов за счет других

Валютные заемщики пикетируют банки и перекрывают улицы, требуя пересмотра курса выплаты ипотеки. Офис ВТБ24 также подвергается ежедневным осадам. О том, как банк решает проблему своих клиентов, рассказали в его пресс-службе.

Подавляющее большинство клиентов, желавших конвертировать валютные кредиты в рубли, сделали это в период 2009 – 2013 годов, при этом банк понимает, что некоторые заемщики не смогли это сделать по ряду не зависящих от них причин.

С каждым валютным ипотечным заемщиком, столкнувшимся с проблемой погашения задолженности, банк работал и продолжает работать индивидуально.

Однако ключевой принцип неизменен: банк не может решать проблему одной категории клиентов за счет других. Поэтому вопрос о конвертации задолженности по так называемому «льготному курсу» банком не рассматривается.

Порядок взаимодействия с валютными ипотечными заемщиками, предусматривающий ряд мер, направленных на снижение размера платежей по валютным кредитам и переводу таких кредитов в рубли, был утвержден ВТБ24 в декабре 2014 года (размещен).

Программа была доступна всем клиентам, они могли реструктурировать кредит на выгодных условиях и снизить ежемесячный платеж в полтора-два раза.

С 1 июня 2015 г. ВТБ24 завершил программу реструктуризации валютных ипотечных кредитов с сохранением валюты кредита по сниженной процентной ставке. С 1 июня для клиентов банка c валютной ипотекой была доступна только программа конвертации валюты в рубли.

Со 2 ноября ВТБ24 запустил льготную программу перевода (конвертации) валютной ипотеки в рубли по специальной ставке 11% годовых. Программа была доступна для всех валютных ипотечных заемщиков банка. Конвертация производилась по курсу, приближенному к курсу биржи на момент проведения сделки. Программа действовала до 31 декабря 2015 г.

ВТБ24 рассматривает в качестве погашения задолженности по кредиту также вариант отступного, когда банк принимает квартиру в качестве погашения долга. При этом условия подобных сделок носят индивидуальный характер.

По состоянию на 31 декабря 2015 года в ВТБ24 обслуживалось 3 800 валютных ипотечных заемщиков (менее 1% процента от общего числа ипотечных клиентов). За 2015 год ВТБ24 реструктурировал 2 тысячи валютных ипотечных кредитов, в том числе 500 заемщиков конвертировали свои кредиты в рубли.

Источник: www.facebook.com
Святослав Бадыкин
Координатор движения валютных ипотечников
28 января 17:28

Люди в отчаянии, высшая степень эмоционального напряжения

Валютные заемщики продолжают пикетировать отделения банков и перекрыли Тверскую улицу. Каких условий они требуют от банков и чего хотят от государства, рассказал координатор движения валютных ипотечников Святослав Бадыкин.

Ситуация сложная. Она появилась не сегодня и не вчера, а больше чем год и три месяца назад – в ноябре 2014 года. Суть ее состоит в том, что когда люди, а это сотни тысяч семей, брали ипотечные кредиты, действовало законодательство, по которому Центральный банк регулировал курс валюты. Был так называемый валютный коридор. В ноябре 2014 года случился скачок валюты, и в одностороннем порядке Банк России отменил валютное регулирование. Люди поняли, что остались крайними в этой ситуации.

Сложность состоит в том, что если государство или банки пойдут на пересмотр договоров, это меняет суть капитализма, самого валютного кредитного договора. Если же не пойдут, то понятно, что люди окажутся на улице. Чем эта ситуация закончится – совершенно не ясно, но она никуда не растворится, и с каждым днем только усугубляется, и градус ее повышается.

Ситуация с валютной ипотекой открыла кабальную сущность ростовщичества и ссудного процента. В нерешенном виде вопрос валютной ипотеки представляет угрозу для всей финансовой системы России и соответственно для всего российского государства. Пока что очевидных путей выхода не видно. Могу предположить, что ситуация будет нагнетаться, усиливаться, расширяться, и это может привести к смене полностью всей финансовой системы.

Семьи находятся в отчаянии, люди в отчаянии, высшая степень эмоционального напряжения. Стороны разошлись. Четкое разграничение: банки-государство и люди со своими семьями. Градус будет только повышаться.

Валютные ипотечники – это люди с хорошим образованием, с хорошим социальным статусом, с друзьями, коллегами, пользующиеся уважением. Это бесструктурная форма организации, но при этом люди действуют единообразно и отстаивают один единый интерес. Та форма, которая выбрана сейчас – это активное взаимодействие с банками, когда собираются 100-200-300 человек в одном банке и фактически полностью парализует его работу, чтобы привлечь внимание руководства, прессы, общества и так далее. Пока что сейчас эта форма есть и действует каждый день. Как события будут развиваться дальше, сказать сложно, потому что вчера в течение дня перекрывать Тверскую тоже никто не планировал. Это не было подготовленной акцией. Это реакция на тишину и непонимание со стороны банковского сообщества и со стороны государства.

Как это проявится сегодня, прогнозировать сложно, но очевидно, что люди защищают свое жилье, свой образ жизни, свои культурные ценности, и впереди очень много борьбы. Пока что не видно сближения позиций в этой ситуации.

Есть федеральный закон, который был принят 25 декабря 2015 года. Государство абсолютно в той же ситуации сделало для бравших ипотечные и другие формы кредита не в рублях жителей Крыма перевод кредитных обязательств на дату присоединения Крыма к России – 18 марта 2014 года. Жители Крыма по Конституции ничем не отличаются от жителей континентальной России. В данной ситуации мы хотели бы той же логики. Понятно, что к Крыму это сложно привязать, но, по крайней мере, привязка к дате отмены валютного коридора – это 5 ноября 2014 года, вполне сочеталась бы с логикой федерального закона по Крыму. На ноябрь 2014 года курс доллара был, по-моему, 36 рублей.

Рекомендация Центрального банка, которая последовала в январе 2015 года, и была распространена всем кредитным организациям, зафиксировала курс на уровне 39 рублей 39 копеек. Это тот курс, по которому было рекомендовано банкам перевести валютные ипотечные обязательства. Это было бы тоже решением по сравнению с тем, что сегодня мы имеем.

Источник: www.aksakov.ru
Анатолий Аксаков
Председатель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству
28 января 17:41

Государство свою миссию все-таки выполнило

Валютные заемщики продолжают пикетировать отделения банков и даже перекрыли Тверскую улицу. Председатель комитета Госдумы по экономической политике Анатолий Аксаков считает, что для решения проблемы сами заемщики, банки и государство должны взять на себя свою часть ответственности.

Мое личное, субъективное мнение: поскольку заемщики брали кредит в валюте, очевидно, находясь в более благоприятной ситуации на период получения кредита в банке, они должны нести свою часть ответственности. Тем более, это предусмотрено по договору.

Поскольку банки давали им кредит в валюте, работая в рублевой стране, и понимая, что их заемщики в подавляющем большинстве получают заработную плату в рублях, они понимали те риски, которые должны были понимать, как профессионалы. Те риски, которые несет валютный заемщик, и с которыми банк может столкнуться в случае падения национальной валюты. Поэтому они должны взять на себя часть ответственности, разделить ее с валютными заемщиками.

Ну и поскольку государство и с точки зрения правового пространства, и с точки зрения защиты граждан допустило такую ситуацию, оно тоже должно взять на себя часть ответственности. И при этом надо отметить, что государство свою миссию все-таки выполнило. 4,5 миллиарда рублей выделено Агентству по ипотечному жилищному кредитованию для реструктуризации ипотечных кредитов. То есть в бюджете были заложены деньги, они были перечислены АИЖК, и АИЖК должно этим заниматься.

Сейчас задача Минстроя, а именно ему поручено эту работу выполнять от лица государства, - посадить за один стол представителей валютных заемщиков, банки и участвовать самому, может быть вместе с Центробанком. Нужно определить меру ответственности всех сторон. Тем более государство свой путь проделало в этом плане.

Нельзя все переложить на государство, это неправильно. Нельзя все переложить на банки – это тоже неправильно, потому что они действовали по закону и выдавали кредиты в рамках действующего законодательства. Но при этом они должны были понимать риски, которые возникают с обслуживанием таких кредитов.

Комментарии пользователей

Самое популярное

Колонки

15 марта
Политика Минздрава совершенно не отвечает интересам значительного количества граждан, которые имеют привычку курения